Иловайская трагедия: виновна ли только Россия?

Иловайск — первый и яркий факт присутствия кадровых военных РФ в Украине и их активного участия в боевых действиях.

Подбитый при выходе из Иловайска танк ВСУ

14 августа Генеральная прокуратура Украины представила пресс-релиз с "результатами расследования Иловайской трагедии". Единственным виновным в событиях августа 2014 года военная прокуратура называет вооруженные силы Российской Федерации. О бездействии наших командиров и Генерального штаба в релизе нет ни слова. С такой позицией категорически не согласны участники событий и правозащитники. Последние настаивают: результаты внутреннего расследования событий в Иловайске важны для дальнейших международных процессов по факту российской агрессии на территории Украины. Поэтому так важно выделить материалы по Иловайску в отдельное досудебное следствие.

События августа 2014 года

18 августа 2014 года батальоны территориальной обороны "Днепр" и "Донбасс", 17-я криворожская танковая, 51-я волынская и 93-я днепропетровская механизированные бригады ВСУ пошли на прорыв и освободили часть Иловайска. Боевики сосредоточились на севере. В то время как 19-20 августа в Иловайске продолжаются уличные бои, батальоны МВД "Азов" и "Шахтерск" уходят на защиту Мариуполя. В качестве подкрепления приходят части ВСУ. Украинские военные подвергаются артобстрелам с территории РФ.

Батальон

Пока в Киеве гремит парад 24 августа, по территории Донецкой области уже ездила российская техника. 25 августа бойцы 51-й бригады берут в плен десять российских десантников. До 26 августа в штабе заявляют, что ситуация в Иловайске под контролем и не посылают подкрепление. После подкрепление идет, но силы малы. 29 августа президент РФ Владимир Путин призывает открыть "гуманитарный коридор для украинских военных". Боевики соглашаются при условии выхода без оружия. Вошедшие в "коридор" добровольческие батальоны оказываются под жестоким обстрелом. В результате, по данным Генеральной прокуратуры, погибают 366 украинских воинов, получают ранения различной степени тяжести — 429, 300 — попадают в плен.

Пленные российские десантники

"Мы вошли в Иловайск, держали оборону две с половиной недели, 19-20 августа даже заходили на неконтролируемую территорию с боями, защищали. У нас был приказ очистить территории утром, а к вечеру на наше место должны были зайти ВСУ, поставить блокпосты. Так постепенно мы должны были освободить город. Но так не было. Мы передавали в штаб, что по нам уже профессионально работает артиллерия. Наши разведчики говорили, что это уже бьют не сепаратисты, а регулярные войска РФ. Командование не обращало внимания, твердило: "Не бойтесь, мы это проходили". А тем временем россияне три дня ждали, когда нас приведут на расстрел", — вспоминает Александр Дейнега с позывным "Чуб", командир 1-го отделения 1-й роты батальона "Донбасс".

Бои в Иловайске

"На момент выхода из Иловайска мы стояли на позициях, были окопаны, батальон "Донбасс" при наличии того подкрепления, что было, и продовольствия, мог бы удерживать Иловайск, как донецкий аэропорт. Мы сидели хорошо и плотно, несли минимальные потери", — вспоминает другой доброволец батальона "Донбасс" Игорь Байрак. Боец, который, как и Александр, провел несколько месяцев в плену в Донецке, рассказывает, что при выходе из Многополья (село в Амвросиевском районе Донецкой области, в 7-8 км южнее Иловайска. — Ред.) первое, что удивило — построение колон. "Их оказалось две: в одной — добровольческие батальоны, в другой — ВСУ. И вторые выходили в противоположную от нас сторону. Дальше — больше. Разведку поставили в середину колоны. Это нонсенс. Но приказы не обсуждаются. Мы стали в центр колоны за госпитальной машиной, которая вывозила раненных. И нас стали накрывать "Ноной" (2С9 "Нона-С" — советское 120-мм дивизионно-полковое авиадесантное самоходное артиллерийское орудие. — Ред.). Работали шесть стволов. Народ опешил. Но поступил другой приказ: все по машинам, идем колонной на прорыв, огонь не открывать, нам должны обеспечить "коридор". Неправильно было выходить из населенного пункта в открытое поле протяженностью десять километров без разведки, тылового, бокового охранения".

"Получилось то, что получилось, — констатирует Байрак. — Колона втянулась в эту десятикилометровую зону и попала в "огненный мешок" — нас обстреливали с короткой дистанции два батальона справа и слева и впереди рота. В результате мы потеряли всю броню. И вот когда танки стали утюжить зеленку, мы приняли решение штурмовать хату, из которой в нас стреляли. Я с группой заходил первый. В дальнем углу хаты нашли мальчика "в дубке" (трехцветная летняя полевая униформа "Дубок", он же "Бутан", разработан в 1984 году для Советской Армии. — Ред.). Он прикрывал голову руками и кричал благим матом: "Дяденька, только не убивайте!". Показал свои документы — 18 лет, танкист, механик-водитель, гражданин РФ. Под кроватью мы нашли еще одного — десантника с гранатой без чеки в руках. Тот твердил как машина: "Десантники не сдаются". Мы тихонько забрали гранату, обыскали, нашли еще десять. Еще трое в сенях было. Сообщили в штаб АТО, что взяли пленных русских, тот связались с русскими, на что был получен ответ: русские в плен не сдаются. И продолжился обстрел "Нонами". Мы видели, что те ребята были без бронников, поэтому накрыли их собой — пленные есть пленные. После увидел, как по грязному лицу парня текут слезы, и он мне сказал, что если жив останется, то будет рассказывать своим детям, как украинская "хунта" его собой укрывала от русской артиллерии. При допросе военнопленных они все в один голос твердили, что пришли в район Червоносельского (Амвросиевский район Донецкой области. — Ред.) 24 августа. С 24 по 29 августа занимали оборону.  И задача у них была пропустить тяжелую военную технику и расстрелять гражданские машины добровольческих батальонов. Меня это как профессионального военного повергло в шок".

Уничтоженная украинская МТ-ЛБ

"Мой сын воевал в батальоне "Донбасс". Был разведчиком. Шел во главе колоны. Можете себе представить, что они выходили на пожарной машине", — говорит киевлянка Наталья Харченко. Сын Натальи погиб при выходе из Иловайска 29 августа. "Весь экипаж погиб, — вспоминает она. — С того времени мы живем в шоковом состоянии. И если кто-то думает, что мы все забудем, глубоко ошибается. У меня много вопросов к ГПУ. Прочитав ее заключение, ничего нового не увидела. Все врут. Место того, чтобы расследовать преступление, они оправдывают генералов".

Сожженный грузовик ВСУ

"Наказание должны понести люди, начиная от исполняющего обязанности командира батальона "Донбасс", который нас оставил при выходе, до генералов, которые быстренько на бусиках выехали из сектора, а ребята остались без прямых приказов. Последний приказ, который я слышал: выходим по "зеленому коридору", прорываемся, огонь не открываем, — говорит Александр Дейнега. — Я уверен, что к трагедии привело бездействие наших командиров, Генштаба, командира штаба. Но как раз эти факты прокуратура не рассматривает".

Россияне расстреливали в

Обеливание генералов?

Спустя три года расследование трагических событий под Иловайском не завершено. Накануне даты ГПУ выпустила в свет лишь упомянутую информацию с предварительными выводами

Юрист Центра стратегических дел Украинского Хельсинского союза по правам человека Алина Павлюк обращает внимание на четыре важных момента в сообщении ГПУ по Иловайску.

Во-первых, в качестве единственной причины трагедии рассматривается агрессия РФ и ее вторжения. "29 августа 2014 года по непосредственному указанию и приказу командования Генерального штаба Вооруженных сил РФ российские военнослужащие в упор расстреляли из тяжелого вооружения колонны украинских военных, вместе с тремя пленными российскими десантниками", — говорится в сообщении прокуратуры. "Упоминается численность противника, превосходство над украинскими военными, но даже не рассматривается вопрос планирования операции в Иловайске нашим командованием", — говорит Павлюк.

"Этот релиз богат цифрами, причем такими, которые вызывают у людей чувство безысходности, мол, военного командование, действительно, оказалось в сложных условиях, — говорит адвокат и экс-заместитель военного прокурора Центрального региона Украины Анатолий Маркевич. — Иногда ГПУ перегибает палку. Из отчета ясно, что в операции принимало участие минимум 1100 человек — это убитые, раненые и попавшие в плен. Если к ним чисто теоретически добавить столько же тех, кто вышел из "котла" невредимым, то получится около двух тысяч. В отчете же написано, что соотношение вооруженных сил в районе Иловайска с подразделениями вооруженных сил РФ и представителей террористических организаций составляла один к 18-ти. То есть получается, что российских военных и террористов было более 36 тысяч. У военных это вызывает улыбку. Поэтому я расцениваю информацию от ГПУ исключительно как пропагандистский шаг, чтобы успокоить общество накануне трагической даты".

Стоит напомнить, что расследование по Иловайску было начато 4 сентября 2014 года именно по факту служебной халатности при организации военной операции. Спустя несколько месяцев был обнародован промежуточный отчет временной следственной комиссии ВР, в котором прямо говорилось, что первым и основным фактом вины в этой трагедии были просчеты военного командования, а потом уже агрессия РФ. В выводах комиссии ВР были названы фамилии главы Генштаба ВСУ Виктора Муженко и тогдашнего министра обороны Валерия Гелетея.

"Работу комиссии трудно назвать всецело компетентной в сфере военного дела, ее выводы дополнены политическими позициями, но тот отчет стал первым шагом к определению правды, — уверены в Хельсинском союзе по правам человека. — В последствии оказалось, комиссия так и не смогла предоставить окончательный отчет".

Тем не менее 12 октября 2014 года под давлением общественности Гелетея отправляют в отставку с поста министра обороны, однако Муженко до сих пор занимает кресло начальника Генштаба.

Виктор Муженко и Валерий Гелетей

В 2015 году Министерство обороны выпустило два анализа иловайских событий. Один к годовщине в августе, второй — в октябре. На первый план был выведен факт российской агрессии, а на второй — неопытность добровольцев. В прошлом году генпрокурор Юрий Луценко и главный военный прокурор Анатолий Матиос всецело переложили вину на РФ. Этим пресс-релизом, получается, было решено закрепить эту позицию.

Иловайск как эпизод

Во-вторых, по словам юриста УХСПЧ, полностью нивелируется значение разведки для принятия решений. "Например, в информации ГПУ речь идет о том, что в ночь с 23 на 24 августа на территорию Украины вошли российские войска, о чем штаб АТО не был уведомлен. Все события в Иловайске сводятся к расстрелу "зеленого коридора" 29 августа. Не учитывается вход в город, когда 10 августа были первые жертвы", — говорит Алина Павлюк.

В-третьих, у правозащитников есть претензии по поводу экспертиз. Их две и обе засекречены. "Остается догадываться, чем не угодила первая, что решили проводить вторую", — замечает юрист Украинского Хельсинского союза по правам человека.

В-четвертых, эти выводы подтверждают факт единственного расследования по факту российской агрессии. "То есть, отдельного по Иловайску нет. Те трагические события — всего лишь эпизод в большом расследовании, а не единое целенаправленное для установления фактов Иловайских событий", — поясняет она.

Кроме того, в выводах прямо указывается, что за три года не были допрошены все потерпевшие. "ГПУ обязана опросить всех, — продолжает Павлюк. — Более тысячи человек прошли эти события. И, как говорят эксперты, цифры, которые указывает ГПУ по пострадавшим и погибшим, не точные. Семья каждого погибшего, каждого пропавшего без вести, каждого военного, кто вышел из "котла" живым или прошел плен, должен проходить потерпевшим по этому расследованию. С одной стороны — это реализация прав потерпевших, с другой — важно для фиксации факта для дальнейших международных процессов по факту российской агрессии".

Алина Павлюк обращает внимание, что сегодня Международный уголовный суд пока не открыл производство в отношении Украины. Офис прокурора еще анализирует предоставленную ему информацию, несмотря на то, что весной этого года в его отчете было указано о предварительной квалификации конфликта в Украине. Его определили как "гибридный" — смешанный международный и внутренний.

"Независимо от того, граждане какого государства будут признаны в результате виновными, они будут привлечены к ответственности, — уверена юрист Алина Павлюк. — И надо понимать, чем больше качественной работы проводится на национальном уровне, тем сильнее позиция Украины в вопросе привлечения страны-агрессора к ответственности. Иловайские события — первый и яркий факт присутствия кадровых российских военных на территории Украины и их активного участия в боевых действиях".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять