"Многие сепаратисты сожалеют, что вступили в войну". Интервью Игоря Козловского для Wiener Zeitung

В Донецке преобладают различные настроения, и Украина имеет шанс забрать все симпатии местных жителей себе, убежден украинский ученый.

Каждая минута в плену это пытка, рассказывает украинский ученый Козловский. Фото: кадр из видео

Известный украинский ученый-религиовед Игорь Козловский, который был освобожден 27 декабря в рамках обмена пленными между Украиной и боевикам, рассказал о своем пребывании в плену и настроениях, которые царят на неподконтрольной Киеву территории так называемой "Донецкой народной республики".

"Главред" публикует полный перевод интервью, вышедшем вавстрийской газете Wiener Zeitung.  

Игорь Коловский: Первый месяц я провел в подвале секретной службы. Там было невыносимо. Мокрый погреб, кормили только один раз в день, не было туалета. Во время допроса они одевали мне мешок на голову, избивали и приставляли пистолет к виску. Они показали мне две гранаты и сказали, что они нашли их в моей квартире. Я находился в тюрьме почти год, вместе с другими политическими заключенными и бизнесменами, у которых отбирали бизнес. Последний год я провел в "исправительной колонии", где было ненамного лучше.

Wiener Zeitung: В чем вас обвиняли?

Во всем подряд: экстремизме, терроризме, шпионаже. Они искали доказательства в течение года, но ничего не нашли. Поэтому они придерживались версии с двумя гранатами (Козловский был обвинен в попытке взорвать памятник Ленину в Донецке, - WZ). Они откровенно сказали мне, что удерживали меня из-за моей проукраинской позиции, которой я никогда не скрывал. Меня обвинили в том, что я подготовил целое поколение, которое вышло на улицы в поддержку Украины против так называемой "Донецкой народной республики". Многие из моих учеников также были задержаны.

Wiener Zeitung: Что вы думаете о сегодняшних настроениях в Донецке?

Настроения очень разные. Российская пропаганда имеет большое влияние. Многие люди пытаются игнорировать недостатки. Часть из них все еще надеется на вхождение в состав России. Это, конечно, совершенно ошибочное представление. Большинство просто ждет. Нельзя забывать, что в 2014 году в Донецке десятки тысяч людей вышли на улицы за Украину. Большинство из них с тех пор покинули этот район, но некоторые остались. Им особенно сложно.

Читайте также Освобожденный из плена "ДНР" ученый рассказал о тайных визитах Савченко в ОРДЛО

Wiener Zeitung: Киев все чаще обвиняют в том, что он отказался от граждан, проживающих на оккупированных территориях.

К сожалению, многие возможности были упущены. Тем не менее, украинское государство бьется за эти территории. Это влияет на многие факторы, не замечаемые за пределами Донбасса. Но действительно, чем дольше длится конфликт, тем сложнее он становится. Проблема состоит не только в том, чтобы вернуть территорию, но и души людей. Нам необходимо налаживать личные контакты и диалог между гражданским населением.

Wiener Zeitung: Киев, однако не устанавливал блокаду товаров для прорусских сепаратистов, она была введена только в последний год.

Блокада не эффективна. Блокада работает только в том случае, если ее придерживаются со всех сторон. Но если есть стокилометровая граница с Россией, которую Украина не контролирует, это блокада относительная. Такие меры приводят только к отчуждению территорий от Украины и это очень опасно. Люди отвернулись от Украины, потому чт на них сыпятся обвинения. Не следует забывать, что большинство людей попало в эту ситуацию не по своей вине. Заметьте, что только немногие проголосовали на референдуме [за создание независимых республик]. Но сочувствие к Украине, к сожалению, не увеличилось.

Wiener Zeitung: В то же время люди видят, что и под руководством сепаратистов жизнь не обязательно улучшается.

Конечно. Но человек - это существо, которое может адаптироваться к чему угодно. Но я хотел бы еще раз подчеркнуть: в Донецке есть и проукраинские позиции. Вы просто не можете показать их из-за тоталитарной системы.

Игорь Козловский провел в тюрьме боевиков год. Фото: Simone Brunner

Wiener Zeitung: В Киеве всегда есть радикальные голоса, говорящие: пусть Донбасс станет Донбасс. 

Конечно, среди украинской публики звучит множество голосов, в том числе радикальных. Имеют ли они право на существование? Конечно! Это плюрализм, с которым мы должны смириться. Но важно, чтобы критическая масса была привержена европейским ценностям и стремилась к диалогу.

Wiener Zeitung: Как вы определили российский контроль на территории т.н. "ДНР"?

Общеизвестно, что все структуры, находящиеся там, контролируются непосредственно из Москвы. У каждого ведомства есть кураторы, у каждого учреждения, каждой структуры. Это не скрывается. Оружие, товары и деньги - все поступает из России.

Читайте также Deutschlandfunk: Украина "вправила мозги" немецким политикам

Wiener Zeitung: Война началась почти четыре года назад. Как изменился Донецк с тех пор?

Многие люди покинули Донецк во время войны, но, тем не менее, многие вернулись, так как не смогли устроиться в других местах. Дело не в том, что они хотят здесь жить, но в Донецке у них, по крайней мере, есть хотя бы своя квартира. Многие перемещаются туда и обратно между областями. Молодежь уезжает в Россию или в Украину. Большинство интеллектуалов тоже покинули Донецк. В результате городская жизнь стала более примитивной, больше нет образовательных мероприятий, плюс вечерний комендантский час.

Wiener Zeitung: Медсестра Галина Гаевая, которая была освобождена одновременно вместе с вами, потребовала, чтобы не было амнистии для тех, кто сражался и убивал за сепаратистов. Амнистия закреплена в Минском соглашении. Какова ваша позиция?

Это очень сложный вопрос для украинского общества в целом. Я думаю, что мы должны сделать четкое разграничение: есть люди, которые были вынуждены работать под управлением нового руководства. Для них должна быть амнистия. Но, конечно, есть те, кто убвали. Украинское общество также разделено по этому вопросу. Некоторые говорят: "Если мы хотим диалога, амнистия очень важна". Остальные, особенно те, кто потерял близких, ее категорически не приемлют. В то же время я лично встречал многих людей, которые надеются на амнистию. Они сражались, но не против Украины как таковой. 

Wiener Zeitung: Кого вы на самом деле имеете в виду?

Я был в тюрьме с мужчинами, которые в первые несколько дней конфликта взяли оружие для борьбы за "восстание" против Киева. Многие из них сегодня сожалеют о том, что в то время они вступили в войну - из-за жажды приключений или по идеологическим мотивам. Но теперь они зашли в тупик. У них нет пути назад, и теперь они сталкиваются с новой волной очищения. Даже те, кто не задержан, не имеют иного выбора, кроме как продолжать сражаться с оружием в руках.

Wiener Zeitung: Мирный процесс продолжается уже много лет и все никак не придет к завершению. Каков ваш прогноз?

Конечно, я хочу, чтобы конфликт был окончен в ближайшее время. Но еще многое предстоит сделать. Мы должны сделать все возможное, чтобы люди на территории свободной Украины жили лучше, чем там. Чтобы устранить последние сомнения в том, где жизнь лучше. В настоящий момент первостепенное значение имеет освобождение всех оставшихся заключенных. В настоящее время готовится новый обмен пленными. Надеюсь, что его не отложат снова – каждая минута в плену это пытка, часы превращаются в дни.

Новости по теме

Задержали трех экс-бойцов "Донбасса", убивших семью на Донетчине

"Состояла из двух частей": Порошенко раскрыл содержание беседы с Путиным

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять