Выборы омбудсмена: почему политика мешает правозащитникам?

Нардепы в который раз пытаются заполитизировать работу парламентского Уполномоченного по правам человека.

Валерия Лутковская
Валерия Лутковская УНИАН
После того, как 6 июня Верховная Рада не смогла определиться с новым омбудсменом — вопрос даже не выносился на голосование, обсуждение возможных кандидатур может начаться по-новому. Будет ли это происходить в присутствии гражданского общества или без него — вопрос.

Политические "договорняки"

Срок полномочий действующего омбудсмена Валерии Лутковской закончился 28 апреля. Это означает, что у парламента появилась возможность выбрать своего нового Уполномоченного по правам человека.

До 17 мая фракции искали кандидатов. Кулуарно, за закрытой дверью. В результате были названы три имени: нардепа Сергея Алексеева от БПП, его коллеги Людмилы Денисовой от "Народного фронта" и адвоката Андрея Мамалыги от Радикальной партии.

Интересно, что при рассмотрении кандидатур на заседании профильного парламентского комитета каждый из претендентов рассказал о своем опыте правозащитной деятельности. Так, например, Алексеев считает, что когда он был адвокатом и занимался уголовными делами, не вылезая из СИЗО, а значит — был правозащитником. Денисова реабилитировала своих родственников, которые в советское время подверглись репрессиям. А еще была участником одного важного правозащитного дела — освобождения Юлии Тимошенко. "Я тоже принимала в этом участие", — сказала она. Что касается третьего участника — Мамалыги, то он напоминает, что был и является адвокатом нескольких, по его мнению, политзаключенных.

Шансы выбрать кого-то из них в установленные сроки — не позднее, чем 20 дней после выдвижения, были призрачными. Во-первых, гражданское общество активно сопротивлялось выбранному подходу определения омбудсмена. Активисты указывали: политики представили кандидатов, о правозащитной деятельности которых сами борцы за права и свободы украинцев ничего не слыхали. Во-вторых, сами партии окончательно не договорились. Было очевидно, что кандидат от "радикалов" нужного количества голосов в Раде не найдет, а противостояние Денисова—Алексеев может закончиться игрой в поддавки. Мол, БПП выдвинул своего кандидата на должность омбудсмена, но готов им пожертвовать ради другой должности — руководителя счетной палаты.

В результате 6 июня вопрос о голосовании за Уполномоченного даже не прозвучал в зале под куполом. Официальная причина — Национальное агентство по предотвращению коррупции не успело провести спецпроверку кандидатов. Оно направило письмо с просьбой перенести голосование.

Тем временем сроки-то прошли. По закону, если ни один кандидат до этого времени выбран не был, то процедура рекомендаций возобновляется. Именно об этом заявил глава парламентского комитета по правам человека, национальных меньшинств и межнациональным отношениям Григорий Немыря.

С такой позицией, разумеется, не согласны некоторые кандидаты.

"Я так понимаю, г-н Немырю не особо беспокоят собственно права и свободы человека, его больше интересует "чистота" процедуры, так сказать — "красота игры"! У меня возникает только один вопрос к г-ну Немыре: когда ему стало известно о существовании Парижских принципов, об имплементации которых он так заботится? Если не в апреле 2017 года, то почему он как председатель профильного комитета не инициировал этот вопрос раньше — в 2014, 2015, 2016 годах? Ответ очевиден — его устраивает г-жа Валерия Лутковская", — написал в соцсети Мамалыга.

Парижские принципы — это набор международных стандартов, формирующих и определяющих работу национальных правозащитных учреждений. По словам руководителя секретариата омбудсмена, представительство ЕС в Украине согласилось сделать проект поправок для их имплементации в украинское законодательство. "Это позволит ограничить возможности политического "договорника": нам — офис омбудсмена, вам — счетная палата", — уверена координатор общественной организации "Медийная инициатива за права человека" Мария Томак.

"В первую, очередь гражданскому сектору хотелось бы правовой ясности, — говорит правозащитница, председатель правления Центра гражданских свобод Александра Матвийчук. — Если речь идет об объявлении нового конкурса, то это не означает, что это будет на год или два. На него может пойти и сама Валерия Лутковская со значительными стартовыми позициями благодаря своей работе. Но если идти по ускоренной процедуре, то мы станем заложниками торгов политических сил, которые за закрытой дверью уже определили три кандидатуры. Сейчас мы не говорим о конкретных персоналиях, а о порядке. В этом случае любой, кто окажется на том месте, будет заложником ситуации, что поставит под сомнение аполитичность института".

"Такое ощущение, что нового омбудсмена хотят сделать контролируемым, — предполагает юрист Украинского Хельсинского союза по правам человека Алина Павлюк. — Этим можно объяснить и желание поставить на это места человека чуждого правозащитному направлению, которого можно будет направлять. — А ведь омбудсмен — это как представитель всей правозащитной деятельности в стране. Это должен быть независимый от всех процессов человек, и в первую очередь политических, которые происходя в стране, и осведомленным в той проблематике, в которой он работает. А это довольно разная работа — и в закрытых учреждениях, и по направлению национальных превентивных механизмов. Если человек, находящийся на этой должности, не сможет объективно оценивать возникающие вызовы, то тогда работа омбудсмена будет неэффективной".

Дефицит кандидатов

Тем временем в среду, 7 июня, на заседании профильного комета была рассмотрена ситуация с избранием омбудсмена.

Решение депутатов: обратиться к спикеру с предложением сформировать комиссию с участием общественности для выдвижения кандидатов на должность омбудсмена. Появилась надежда, что предложенная схема не позволит вести политические торги за должность, и выбрать омбудсмена, который бы занимал сторону граждан, а не власти.

Но теперь возникла другая проблема — отсутствие кандидатов от гражданского общества, которое так активно наблюдает за процессом назначения Уполномоченного по правам человека.

По имеющейся информации, пока никто из тех, о ком ранее говорили как о реальном кандидате, участвовать в конкурсе не захотел.

Это подтверждает и Мария Томак: "Проблема гражданского общества в вопросе выбора омбудсмена в том, что у него нет кандидатуры. Я не считаю, что Валерия Лутковская — это лучший вариант из всех возможных, просто я не вижу других кандидатов, которые заявили бы о своем желании побороться за должность. Я вижу кандидатов, которые не соглашаются. Думаю, они понимают, что уполномоченный — это не должность директора столовой или завскладом. Человек, который на нее идет, обязан понимать, что придется воевать с МВД, СБУ… Это огромная ответственность".

Александра Матвийчук тоже не называет конкретных имен. А лишь говорит, что если правозащитники или ученые, например, увидят, что есть смысл участвовать в конкурсе, то они будут участвовать. "Для нас очень важно, чтобы процедура позволила достойным людям участвовать в конкурсе и получить реальный шанс вынесения их имен в зал для голосования", — уточняет она.

"Думаю, с одной стороны, кандидатур нет, потому что общественность верит в Лутковскую, — считает Алина Павлюк. —  С другой стороны — пока никто не видит себя на этом месте".

Надо сказать, что несколько недель назад в письме от правозащитных организаций депутатам указывалось несколько возможных фамилий, с поправкой на то, что переговоры ни с кем из них никто не вел.

В законе "Об Уполномоченном Верховной Рады Украины по правам человека" ничего не сказано том, что по завершении срока, замена должна произойти немедленно. То есть Лутковская может выполнять свои функции месяцы и даже годы, пока ВР не выберет ей преемника.

Лутковская. Шанс остаться

"Я принадлежу к той части общественно сектора, которая считает, что, учитывая ситуацию в стране, возможности законодательства по Уполномоченному по правам человека, Валерия Лутковская за последние годы сделала довольно много. Я оцениваю ее деятельность, скорее, положительно, чем отрицательно", — продолжает Томак.

Напомним, Уполномоченным Верховной Рады Украины по правам человека Валерия Лутковская стала 27 апреля 2012 года. В тот день фракция "Батьківщина" блокировала трибуну из-за избиения Юлии Тимошенко сокамерниками. Но регионалы сделали все возможное, чтобы Лутковская приняла присягу. Пусть даже стоя у одного из выходов из зала ВР и под возгласы "Ганьба!".

Из биографии Лутковской известно, что она ранее работала в Министерстве юстиции, в частности при Александре Лавриновиче. До этого была партнером юридической фирмы "Лавринович и партнеры". Ее возглавляет сын Лавриновича — Максим.

В течение пяти лет правозащитники не раз замечали, что Лутковская не совсем справляется со своими обязанностями. Так во времена Майдана, она хотя и осуждала разгон студентов 30 ноября 2013 года, лично разговаривала с работниками подразделения "Беркут", но критиковала открыто активистов. "Некоторые массовые акции в рамках "Евромайдана" не соответствуют европейским критериям "мирных собраний", — утверждала она. При этом правозащитники отмечают, что во время Революции Достоинства пользовались ее правом вхождения в закрытые учреждения с целью мониторинга.

Уже после событий на Майдане Лутковская приняла активное участие в вывозе детей-сирот и осужденных с неконтролируемых территорий Луганской и Донецкой областей, Крыма.

А еще в декабре 2016 года Лутковская побывала на украинском полуострове. Там смогла встретиться в СИЗО Симферополя с зампредом Меджлиса Ахтемом Чийгозом и еще двумя фигурантами "дела 26 февраля" — Али Асановым и Мустафой Дегерменджи.

"Что касается узников Кремля, то офис омбудсмена постоянно реагировал на все обращения касательно условий содержания. Он все время держат контакт с семьями заключенных, в частности, Станислава Клыха. То есть нельзя сказать, что ничего не происходит, — поясняет Мария Томак. — Но вместе с тем офис, очевидно, не взял на себя главную роль в этом вопросе. Должен ли он это был сделать? Риторический вопрос. По-моему, если бы уполномоченный взял на себя координационные функции по незаконно задержанным и заключенным в РФ и Крыму, было бы хорошо. Надеюсь, это наконец-то сделает Министерство по делам временно оккупированных территорий. То есть как-то в комплексе проблемами узников Кремля офис омбудсмена не занимался. Но на все обращения в нем всегда был ответ. Действия офиса омбудсмена были направлены не на политические вопросы. Он занимался, например, людьми, которые остались в пенитенциарных учреждениях на неподконтрольной Украине территориях. Но что касается политических дел, то он не занимал активную позицию".

Ныне Лутковская активно занимается освобождением заложников террористов на Донбассе. В частности, она участвовала в верификации лиц, которые не хотят возвращаться на ту сторону, а пытаются остаться на контролируемой Украиной территории отбывать наказание, назначенное судом за участие в террористической организациях или сотрудничестве с ними.

"На самом деле, уже давно обсуждался вопрос усиления Минске другими переговорщиками. И как нам кажется, Валерия Лутковская была бы очень полезна в вопросе освобождения заложников террористов на Донбассе в рамках гуманитарной группы. Наши родные находятся в заложниках уже около трех лет, и это грубое нарушение прав человека, поэтому кому как не Валерии Лутковской, Уполномоченной Верховной Радой Украины по правам человека, заниматься этим делом. Мы очень ждем прогресса, хотя, в принципе он и так уже прослеживается", — говорит Виктория Пантюшенко, жена танкиста Богдана Пантюшенко, который находится в заложниках террористов с января 2015 года.

Виктория уверена, что сегодня Лутковскую снимать с поста нельзя, ведь на ней завязан весь процесс верификации людей, которые не хотят переходить на ту сторону в рамках обмена, а значит, и освобождение заложников в целом.

Другой вопрос — почему Лутковская взялась за освобождение незаконно удерживаемых лиц на Донбассе только сейчас, спустя три года?

 

ПО МАТЕРИАЛАМ:
Загрузка...