Россия может пойти в новое наступление на Донбассе до 24 февраля, у нее нет выбора – Сазонов

У России уже нет того перевеса в силе, который был весной, она продолжит совершать все гадости, на которые способна, убежден военнослужащий ВСУ.
Кирилл Сазонов
​Россия будет пытаться показать результат до 24 февраля - Кирилл Сазонов / Главред

За почти год с начала полномасштабного вторжения в Украину Россия не добилась ни одного видимого результата, который могла бы выдать россиянам за победу. Поэтому в ближайшее время Россия, вероятно, готовится к новому наступлению в Украине.

Признаки такой подготовки уже заметны. Секретарь СНБО Украины Алексей Данилов предполагает, что российские оккупанты могут пойти в новую атаку до 24 февраля – "годовщины" полномасштабного нападения. На Западе такой возможности тоже не исключают – в частности, о вероятности сценария широкомасштабного наступления РФ уже заявил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг.

"Мы видим, что они готовятся к новому наступлению, что они мобилизуют больше солдат, более 200 000 человек, а возможно даже больше. Что они активно наращивают вооружение и боеприпасы", - сказал Столтенберг.

видео дня

В интервью Главреду военнослужащий ВСУ, журналист, политолог Кирилл Сазонов рассказал о том, почему России важно пойти в наступление до весны, есть ли в планах РФ новая атака на Киев, готова ли Россия задействовать белорусскую армию и может ли новое наступление запустить внутренние процессы в России.

Секретарь СНБО Данилов заявлял, что Россия может пойти в новое наступление до 24 февраля, к годовщине полномасштабного вторжения. Как вы оцениваете такую перспективу - когда это реально может произойти?

Я не уверен в том, что это будет именно 24 февраля. Мы все знаем любовь России к символическим датам. Но в минувшем году мы уже не угадали ни с 9 мая, ни со 100-летием создания Советского Союза (30 декабря. – Главред), так что вряд ли новое наступление будет настолько привязано к дате.

На самом деле, наступление РФ неизбежно и абсолютно логично. Об этом еще месяц назад в своем интервью говорил главком Валерий Залужный (в его компетентности сомневаться не приходится). Об этом на прошлой неделе говорил и президент Владимир Зеленский - он говорил, что мы не знаем, с какой стороны, но Россия может нанести удар.

Мы видим, что, с одной стороны, Россия не достигла ни одной из целей так называемой спецоперации, а по большому счету – вооруженной агрессии против Украины. Не взят Киев, как планировал Путин, не назначено марионеточное правительство, не взято пол-Украины, Запорожская и Херсонская области. Более того, за кусочек Луганской области идут непрерывные бои, и полностью "освободить" Донецкую область россияне не могут. Они вообще ничего не могут – ни "демилитаризации", ни "денацификации", ни "десатанизации". С другой стороны, у РФ еще хватает снарядов и техники, проведена большая мобилизация. То есть ресурсы у россиян есть, желание хоть чего-то добиться тоже, результатов нет.

Их подстегивает то, что они хотели бы получить хоть какой-то результат до того, как Украина получит то, что было ей обещано до и во время "Рамштайна", а также танки, на которых сошлись позже. Сами по себе танки – это важно, плюс бронетехника (например, Bradley) и то, что дают без танков – это уже три с хвостиком полноценных механизированных бригады. Плюс артиллерия, ракеты и все прочее... Россия понимает, что через несколько месяцев, когда все обещанное уже будет здесь, ВСУ станут гораздо сильнее. Поэтому логично нанести удар до того, как Украина получит вооружение.

Правильно ли я понимаю, что до 24 февраля россияне будут пытаться всеми силами показать какой-либо результат?

Они могут это сделать до 24 февраля, 1 марта, 8 марта (чтобы сделать Путину приятное в международный женский день) – когда угодно, я бы не привязывался к дате. Для них критично успеть до того, как Украина получит новую технику, до середины-конца весны. И Буданов говорил о том же, что весной будет наступление России, которое мы отобьем, перейдем к контрнаступлению, и уже в начале лета будем говорить о каких-то украинских результатах. И, скорее всего, сценарий будет развиваться именно так.

Но дело в том, что россияне и сейчас не сидят в окопах и не покуривают. На Бахмуте они кидаются постоянно – наверное, каждый час-два идут обстрелы. Оккупанты лезут небольшими группами в обход, через частный сектор: сначала – не очень опытные мобилизованные, а потом по возможности, подходят более грамотные диверсанты. Так что атаки и на Угледар, и на Бахмут продолжаются постоянно, но пока это не широкомасштабное наступление. Однако ресурсы РФ стягивает.

Хотела бы уточнить. Данилов также говорил, что Россия в новом наступлении сосредоточиться на выходе на границы Донецкой и Луганской областей...

Это – их минимальная цель. Как говорят российские пропагандисты: "Полностью освободить территории Донецкой и Луганской республик, которые теперь присоединены к России". Нам, в принципе, глубоко плевать на их пропаганду, потому что они точно так же говорили и о Запорожской, Херсонской областях и самом Херсоне.

Кроме донецкого и луганского направлений, какие еще у РФ есть варианты для наступления?

Россияне прощупывают Запорожье, у них приличные резервы в Крыму. Но по реальным штурмовикам, десантуре, более-менее внятным "вагнеровцам", технике, артиллерии и по количеству личного состава Россия все-таки сосредоточена на востоке. Там им проще с логистикой (потому что можно просто гнать составы по железной дороге на Иловайск и Дебальцево), с пополнением личного состава. У меня такое ощущение, что на Донбассе сейчас сосредоточено все, что они могут, по максимуму. И даже из Беларуси туда перебрасывают стрелковую бригаду. Но и мы тут тоже собрались драться – устали ловить друг друга по всей линии столкновения и вот, решили встретиться в Бахмуте и окончательно разобраться.

Как, по-вашему, стоит трактовать заявления в росСМИ о подготовке школ под Брянском для размещения военных? Россия готовит там резерв, или же речь идет о вероятном наступлении с севера?

Возможно, россияне готовятся размещать там пополнение, или воинские части в случае отступления. Но не стоит забывать, что война – это искусство обмана, и, возможно, это такая информационная операция по введению ВСУ в заблуждение. Следим за руками, за тем, что происходит на фронте, за переброской техники и личного состава. А заявления в СМИ – уже на втором плане, ими слишком легко манипулировать.

Если говорить о второй попытке наступления на Киев, насколько такой вариант возможен с учетом того, что РФ, как вы сказали, сконцентрировалась на восточном направлении?

Киев остается целью России, как и вся Украина. Но сейчас мы сильнее, чем были в феврале 2022 года, а россияне – нет. Потому что весь этот призыв, включая тех, кого уже успели обучить, это все-таки необстрелянные солдаты, без боевого опыта. В прошлый раз РФ заходила на Киев с контрактниками, техникой, все было серьезнее. И это в то время, когда парни, которые пошли в тероборону в феврале-марте прошлого года, уже стали настоящими бойцами.

Соответственно, привлекать белорусскую армию России сейчас нет особого смысла?

У Беларуси совершенно небольшая армия – всерьез стоит воспринимать около 3,5 тысяч человек профессионального армейского спецназа в Марьиной Горке. Привлекать ОМОН несерьезно, потому как они привыкли гонять дубинками безоружных людей. А с украинской армией такие вещи не проходят, потому как с этими дубинками они и останутся в своих же траншеях. Кроме того, у Беларуси нет мотивации воевать, поэтому не очень верится в их участие. Конечно, Россия пытается использовать любой резерв, но белорусы – это не тот груз, который склонит чашу весов.

Как на этот раз может выглядеть вторжение? Ведь россияне уже, вероятно, понимают, что застать врасплох ВСУ, как год назад, им уже не удастся.

Россияне уже пытаются идти в наступление, просто ВСУ не дают им этого сделать. Если мы отойдем с Бахмута, наступление начнется сразу. Мощного прорыва мы пока не видим, но попытки штурма украинских позиций они предпринимают по 8-10 в день, а ночью чаще.

То есть россияне больше стараются наступать небольшими группами…

Они переняли украинскую тактику. Потому что когда они прут большим количеством, с техникой, наша артиллерия облизывается, откладывает в сторону все интересные дела и в течение 15 минут уничтожает всю эту массу. Поэтому россияне и пытаются действовать малыми группами, чтобы их сложнее было накрыть.

Если россияне все же предпримут эту вторую попытку большого наступления, они же понимают риск и то, что сейчас их ждут, откуда бы они не пошли…

Они будут идти в лоб, в обход – как угодно. У них нет вариантов, ведь цель "СВО" не достигнута, а ресурсы еще есть. Да, мы сильнее и готовы, но если россияне раньше шли с помощью "огненного вала" (артиллерии), то сейчас с помощью, как мы его называем, "мясного вала", забрасывая ВСУ живой силой.

Как, по-вашему, в ближайшие месяцы может развиваться ситуация, если Россия решится на новое наступление?

Прогнозы на войне – дело неблагодарное, и самый безупречный план боя имеет смысл до первого пропущенного удара. В общих чертах, вероятно, события будут развиваться так, как мы говорили – будет наступление России, мы их остановим, и на их спинах поедем к нашим границам 1991 года. Мы освободим Донбасс, пойдем в наступление на Херсонском направлении, дойдем до границы Крыма и, насколько будут силы, будем его освобождать. А россияне пусть бегут, пока Крымский мост цел.

Не секрет, что в Бахмут не так давно приезжал командующий Сухопутных войск Сырский. А мы его знаем по очень нестандартным ходам – мобильной обороне, рейдам в тыл противника. И может оказаться так, как с Харьковщиной, когда никто не знал, что такое количество десанта может зайти в тыл к врагу, из-за чего оккупантам пришлось срочно совершать "жесты доброй воли". И вполне возможно, что россияне будут пытаться давить на Бахмут, а к ним со стороны Кременной выйдут ребята, отрежут путь к Лисичанску, и им придется бежать на юг, чтобы со стороны Донецка уходить обратно в РФ.

А ракетные удары Россия тоже продолжит совершать?

Россия будет делать все гадости, на которые способна. То есть она не прекратит обстрелы. Хотя они не дают РФ ожидаемого эффекта – ПВО Украины сбивает большую часть ракет, а мы становимся только злее. Но от такой тактики в Кремле не откажутся.

Насколько вероятен, на ваш взгляд, вариант создания так называемой буферной зоны на левобережье - в частности, помимо захвата подконтрольных Украине Луганской и Донецкой областей, может ли РФ захватить также части Днепропетровской, Харьковской и Запорожской областях?

Конечно. РФ дойдет ровно туда, куда мы ей позволим. Потому на Бахмуте базируются не только местные жители – там куча киевлян, ребят из Ивано-Франковска, Закарпатья. Потому что все прекрасно понимают, что Путин остановится там, где ему дадут по зубам. Если отойти и отдать ему кусочек земли, он не остановится никогда. То есть если отдать Путину Донбасс, он полезет на Запорожье и Днепр, а после и на Киев. Позже он долезет и до Львова, потому останавливать его нужно здесь и сейчас.

Россияне мечтают о полном захвате хотя бы Донецкой области, но это всего лишь их мечты. Точно такие же, как и о взятии Киева и ликвидации Украины как государства.

Того количества техники, которую нам обещают и которую уже получаем, хватит ли для того, чтобы отбить новое наступление РФ?

Это – война, и ни один военный о технике или боекомплекте никогда не скажет: "Хватит". Снарядов никогда не бывает достаточно, их всегда хочется больше, чтобы была большей плотность огня и была возможность чаще наступать. У России уже нет того перевеса, что был у нее весной. Условно, тогда был 1:20, сейчас 1:5, и, даст бог, на февраль-март мы выйдем на 1:1. И это уже чувствуется – собственно, еще в июне было видно, что "ответки" полетели, как следует.

Если России не удастся осуществить ее план, то может ли еще одно поражение запустить необратимые процессы в российской власти?

Для любого диктаторского режима поражение в войне, как правило, означает крах. На примере России мы видели это и в 1917 году. Да и развал СССР, хоть и с оговорками, но можно увязать с его поражением в Афганистане. Потому я надеюсь, что после поражения в войне с Украиной в России начнут рвать друг друга.

Мы сейчас видим жесткий конфликт между Стрелковым и теми, кто за ним стоит, между Пригожиным и военными, создание различных частных армий ("вагнеровцы" просто самые известные из них). Создаются "ополчения" – добровольческие формирования из местных жителей в регионах, то есть местные элиты тоже создают свои армии. Потому что когда в России все посыпется, там не будет внеочередных выборов, как в Украине, там будут рвать друг друга зубами, оружием. И тот, кто окажется сильнее, сожрет остальных, а потом расскажет народу, почему выбрали его. Так что военное поражение вызовет определенную депрессию. Ни в коем случае не революцию, потому что россияне на нее не способны – у них не те дух и ментальность. Но грызню среди элит, мол, вожак уже не тот, это вызовет. То есть назревает жесткий конфликт, вплоть до того, что будет откалываться и Кавказ, и Татарстан.

Реклама
Поддержите Главред

Последние новости

Реклама
Реклама
Реклама
Мы используем cookies
Принять