Эксперт провел параллели между расстрелом журналистов в Париже и убийством протестантов в Славянске

Террористы  выбрали очень "выгодный" объект нападения, говорит Семиволос.

Украинцы близко к сердцу восприняли смерть французских журналистов

Нападение на редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo в Париже, во время которого погибли 12 человек – журналистов и полицейских, похоже на прошлогодние убийства христиан-протестантов в захваченном боевиками Славянске Донецкой области, ведь все это было терроризмом.

Об этом директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос рассказал в комментарии "Главреду".

"Если пытаться найти того, кому выгодно происходящее во Франции, то, безусловно, Москве это выгодно. Такие теракты усиливают правых, усиливают Марин Ле Пен, являющуюся союзником России. Более того, известны суммы, которые переводились российским олигархатом в поддержку партии Ле Пен. Соответственно, определенная взаимосвязь присутствует. Но есть ли среди организаторов этого теракта россияне? Я бы не стал утверждать, по крайней мере, до окончания расследования", - подчеркнул эксперт.

По его мнению, террористы  выбрали очень "выгодный" объект нападения. "Журналисты – это та категория граждан, гибель которых привлекает большое внимание и вызывает огромную солидарность в прессе. Поэтому тот, кто планировал данный теракт, прекрасно понимал эти нюансы, в частности, что ключевым моментом любого теракта является максимальная огласка. Эта цель достигнута", - считает Семиволос.

Эксперт напомнил, что уже было несколько случаев неадекватной реакции на теракт - бросание гранат или еще что-то, связанное с мусульманскими религиозными сооружениями.

"Это может привести к таким же спонтанным покушениям на убийство, попыткам отомстить. А все это породит очередную спираль эскалации насилия. Такая угроза существует, - говорит он. - Но французское общество довольно зрелое и сможет предотвратить такое развитие событий. Оно не управляется единым центром, СМИ не распространяют один и тот же месседж, не "зомбируют" население, поэтому очевидно, ничего подобного тому, что мы наблюдаем в России, не будет".

Директор Центра ближневосточных исследований не исключил угрозы эскалации насилия: "Французы осознают, что когда люди пребывают в экзальтированном состоянии, состоянии аффекта, могут наделать глупостей, а потому будут долго каяться, когда все повернуть вспять будет уже невозможно".

"Часто бывает так, что во Франции убийство полицейских или кого-то из жителей пригородов Парижа приводило к массовым беспорядкам с использованием зажигательных смесей, переворачиванием машин, поджогом домов и другими проявлениями вандализма. Потому важно, чтобы все не перешло в такую стадию. А для этого, как минимум, необходимо проводить какие-то профилактические мероприятия, в том числе средствами массовой информации", - говорит эксперт по международным вопросам.

"Украинский Президент и МИД уже заявили о нулевой терпимости к терроризму и косвенно привязали этот теракт к происходящему в Украине. Для нас – это звенья одной цепи. Возможно, Запад и его либеральная пресса воспринимает случившееся во Франции иначе. В украинском контексте уже многие провели параллели между нашими и французскими событиями. Когда, к примеру, в Славянске убивают протестантов за веру, то чем это отличается от убийства карикатуристов?" - говорит эксперт по международным вопросам.

"Мы видим заявления некоторых политиков, которые допускают возможность "российского следа" в случившемся во Франции. Но даже если не акцентировать на этом внимание, очевидно, что происходящее на востоке Украины и происходящее во Франции – очень подобные явления, и все это называется "терроризм", - подытожил Семиволос.

Больше читайте на "Главреде": "Розстріл у Парижі: чим теракт схожий на "гібридну війну" Путіна проти України".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять