Заложники Минска

Почему нельзя освободить заложников террористов на Донбассе.

1 июня состоялась очередная встреча трехсторонней контактной группы в Минске. Родственники заложников террористов на Донбассе и узников Путина, затаив дыхание, ждали ее результатов.

Как никогда ранее, ожидала новостей и Елена Жемчугова.

Ее мужа Владимира Жемчугова — инвалида, не способного самостоятельно себя обслуживать — на днях перевели из больницы в следственный изолятор Луганска. По решению "суда", 30 мая украинского волонтера с ампутированными руками, множественными ранениями лица, глаз и туловища вместо того, чтобы выдать для обмена, отправили в СИЗО.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Жена пленного волонтера: "Я просила помочь освободить мужа даже папу Римского и королеву Британии"

Акция с требованием об освобождении заложников

Мы познакомились с Еленой у стен российского посольства в апреле. Тогда жены и матери пленных украинцев на Донбассе принесли обращение к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой посодействовать в освобождении пленных. Вам кажется: утопия? Но родственники заложников террористов хватаются за каждую соломинку, если она хоть как-то приблизит день освобождение родных.

В том послании российскому президенту отдельной строкой речь шла о 45-летнем Владимире Жемчугове. "Вы что, не слышали его истории? Очень тяжелый случай, — сказала мне тогда жена одного из пленных украинских военных. И добавила. — Никто из нас не против, чтобы этого человека освободили в первую очередь".

Тогда под посольство Елена пришла не одна, а с 77-летней свекровью. У пожилой женщины с покрасневшими от слез глазами был в руках плакат с изображением сына и надписью, в которой количество дней, проведенных Владимиром в плену, каждый раз исправлялось от руки.

Уроженец Луганской области Владимир Жемчугов попал в плен 29 сентября прошлого года. Произошло это после тяжелого ранения, в результате которого он потерял обе руки — ампутированы в области предплечья. По словам самого Владимира (в Сети выложено видео допроса украинца террористами), он в качестве волонтера сотрудничал с представителями Министерства обороны Украины — якобы по их указанию вел диверсионную работу на оккупированной территории, а именно совершал подрывы железнодорожных путей и электроопор. В результате одной из таких операций получил множественные ранения, приведшие к ампутации рук и потере зрения.

Владимир Жемчугов

Все восемь месяцев плена Владимир Жемчугов находился в областной больнице Луганска.

"Ну вот и свершилось мерзкое дело, — сказала мне Елена Жемчугова на днях. — Моего мужа, инвалида 1-й группы в ЛНР перевели в СИЗО для того, чтобы потом свершился "суд". Мне сказали, что получены подтверждения, что такой человек в стационарном лечении больше не нуждается, и может находиться в СИЗО до суда. Только неизвестно, когда будет суд. Обычно все это затягивается на долгие месяцы, а то и годы. В СИЗО же взяли на себя ответственность за больного человека, у которого еще имеются осколки в животе, и начались проблемы с легкими. А со зрением, видимо, уже придется распрощаться — уже не видит".

"Таким образом "досудебное следствие" подошло к концу, дело передается в "суд", а Владимиру была изменена мера пресечения, — говорит Елена. — Теперь документы переданы в "генеральную прокуратуру" на рассмотрение. Далее — "верховный суд", которого там нет. То есть пока не известно, когда дело будет рассматриваться в суде, и что будет дальше с этим человеком".

Елена то и дело оперирует такими словосочетаниями как "верховный суд" или "генеральная прокуратура"… В какой-то момент кажется, что она сама начинает верить в наполнение этих слов из нереальной самопровозглашенной "республики" реальным содержанием. И ее можно понять, ведь это на ее мужа какие-то фейковые судьи "завели дело", ему "избрали меру пресечения", перевели в "СИЗО", а у нее нет волшебной палочки, чтобы заколдовать вымышленное королевство и превратить лакеев в мышей.

"Проверить ничего не смогу, — говорит Елена Жемчугова. — С врачами в больнице я не общаюсь, и никто со мной там общаться не будет — им строго запретили вступать со мной в контакт".

Владимир продолжает высказывать свои проукраинские взгляды. А когда "судья" 30 мая уточнил позицию Жемчугова о его дальнейшей судьбе, тот ответил: "Делайте, что хотите". "По-моему, у Владимира исчез инстинкт самосохранения, он потерял всякую надежду, что его вытащат из плена. Он готов ко всему", — комментирует слова мужа, цитируемые одним из российских изданий, Елена.

У нее раньше интересовались, есть ли у родственников возможность забрать Владимира на съемную квартиру и ухаживать за ним и возить на допросы в Луганск. "Но вряд ли бы его дали родным", — предполагает Елена и говорит, что именно родными Владимира смогут шантажировать. Точно так же как сейчас террористы пытаются шантажировать Украину, переведя Владимира в СИЗО, где нет никаких условий, чтобы ухаживать за человеком в таком состоянии, и одновременно говорят об амнистии. "И даже если я поеду туда, то кто будет тут бегать и просить, чтобы его освободили", — рассуждает Жемчугова.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Дорога на свободу: перекрыть в Киеве, чтобы освободить на Донбассе

Тарас Колодий

Тем временем на информационном ресурсе луганских террористов в день перевода Жемчугова в СИЗО появилась вновь информация о том, что "несмотря на возрастающее давление со стороны западных коллег Киев по-прежнему не в состоянии выполнять свои обязательства в рамках Минского процесса", т.е. не проводит обмен "всех на всех" и не "закрепляет норму, запрещающую преследование и наказание лиц, участвовавших в событиях на Донбассе в 2014-2015 годах". Вот такой откровенный шантаж.

"По словам Ирины Геращенко, вопрос обмена или освобождения моего мужа в Минске звучит постоянно", — говорит Елена. Но террористы до сих пор отказываются это делать.

Вспомнили фамилию Жемчугова в Минске и 1 июня в связи с переводом Владимира в СИЗО. Но нет надежды, что будет услышан адекватный ответ — обычно подобные решения обсуждаются накануне встреч в белорусской столице. "Сегодня боевики не предоставили информацию о месте содержания тяжелобольного Владимира Жемчугова, об освобождении которого поднимаем вопрос на каждой встрече с октября 2015", — сказала после встречи в Минске первый вице-спикер Рады Геращенко.

Иными словами, террористы не дают никаких ответов, никак не реагируют на любые предложения об обмене. В связи с этим и Елену, и родственников других пленных, переговорщики со стороны Украины просят потерпеть.

"На что остается надеяться? Что у переговорщиков от ЛНР наконец-то проснется интерес к обмену, и что они начнут забирать своих же людей на обмен вместо моего мужа", — говорит Елена Жемчугова.

Пока же эти "республики" не интересуются своими людьми. Кажется, им абсолютно все равно, кого сажают в СИЗО и тюрьмы на подконтрольной Украине территории. Поэтому с "той" стороны обмены не инициируются. Если только в руки СБУ не попадется птица высокого полета — сын какого-то важного "республиканца" или представитель "вооруженных сил" соседнего государства. Тогда появляются эти обмены нескольких человек.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Господин президент, пленные в подвалах Донецка ждут освобождения

Богдан Пантюшенко

Главная цель террористов — выторговать амнистию для таких, как главарь ЛНР Игорь Плотницкий, главарь ДНР Александр Захарченко или "омбудсмен" ДНР Дарья Морозова. Об этом они говорят фактически прямым текстом. Такие люди спят и видят себя в большой политике и хотят быть тем рупором Донбасса, с помощью которого он будет услышан.

Но очевидно, амнистии террористам не видать ни сегодня, ни в будущем. Как минимум украинское общество этого не позволит сделать. Что тогда? Каким образом мы сможем освободить заложников? И главное — все ли возможное делает официальный и неофициальный Киев, чтобы забрать своих людей? По результатам работы последних месяцев можно констатировать: скорее, нет. Президент Петр Порошенко, на которого так надеются матери и жены пленных, молчит и избегает встреч. Видимо, ему просто нечего сказать. Хочется надеяться, что пока. По крайней мере, если читать российские сайты, то можно найти новости с заголовком: "Порошенко: переговоры по освобождению 25 пленных вышли на финишную прямую". Хотя при этом представитель Украины в контактной группе в Минске Леонид Кучма сомневается, вопрос обмена удастся урегулировать быстро.

Традиционно просит подождать и Ирина Геращенко: "Я знаю, что все наши вести из Минска очень ждут мамы и семьи заложников. И я вам сегодня так напишу: мы движемся. В нескольких направлениях, ищем, как же вытащить ребят. Деталей не будет по понятным причинам. Отдельные регионы Донецкой и Луганской областей и РФ настаивают на амнистии, блокирующей на сегодняшний день быстрый процесс освобождения, к сожалению. Но Украина считает вопрос освобождения наших граждан приоритетом, тут мы готовы к компромиссам. И я предпочитаю давать новости, а не новости в этой теме. Работаем. Новости будут".

Иван Ляса

А пока же родственники пленных решили показать всей Украине лица тех, кого месяцами и годами удерживают террористы. На любительских фото есть и те, о ком уже писал "Главред", и кого так ждут семьи дома.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнёров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять