Закон об амнистии: что думают родственники задержанных активистов Майдана

"Главред" выяснил отношение к принятому Радой закону.

Баррикада на Грушевского

"Главред" выяснил, в чем суть закона, предполагающего амнистию для участников Майдана, и спросил у родственников активистов, находящихся в СИЗО, как они относятся к инициативам властей.

Верховная Рада проголосовала, так называемый, "закон об амнистии" для участников акций протеста поздно вечером 29 января. Спикер Владимир Рыбак поставил на голосование документ представителя президента в парламенте Юрия Мирошниченко. Документ поддержали 232 депутата: регионалы, коммунисты и одиннадцать внефракционных. Оппозиционеры не голосовали. Более того, сразу же после выхода из сессионного зала многие из них заявили: исполнять написанное в законе никто не будет – парламентское большинство фактически приняло решение, которого хотели от ВР власти.

Амнистия в обмен на "совокупность действий"

Закон был опубликован на сайте ВР уже после голосования. Документ содержит предложения освободить от уголовной ответственности подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных 25-ю статьями Уголовного кодекса Украины, при условии, что эти преступления связаны с массовыми акциями протеста. Среди этих статей - те, в которых речь идет о действиях, направленных на насильственную смену власти или свержение конституционного строя (ст. 109), экстремизм (ст. 110-1), групповых нарушениях общественного порядка (ст. 293), организации массовых беспорядков (ст. 294), хулиганстве (ст. 296), захвате государственных или общественных зданий (ст. 341) и т.д. Кроме того, предлагается освободить людей и от административных наказаний. Речь в данном случае может идти об автомайдановцах, которых и сегодня суды лишают водительских прав из-за поездки в Межигорье 29 декабря прошлого года.

Люди могут быть освобождены от наказания за нарушения, совершенные в период с 27 декабря 2013 года до дня вступления закона в силу.

Далее, напомним, речь идет о самом главном – условиях вступления в силу документа. Освобождать задержанных и осужденных власти планируют только после того, как на официальном сайте Генеральной прокуратуры Украины будут опубликованы уведомления генпрокурора о "фактическом совершении участниками массовых акций протеста совокупности действий". Митингующие должны будут освободить все занятые ими админздания и разблокировать улицу Грушевского. Также должны быть разблокированы другие улицы, площади, переулки, бульвары в Киеве и других городах – кроме тех, на которых проходят "мирные акции".

По словам автора документа Юрия Мирошниченко, "закон не предусматривает необходимости освобождения проезжей части улицы Крещатик и прилегающих к ней улиц". "О сворачивании Майдана речь не идет, возможность мирных протестов остается. Закон касается только требования освободить помещения, связанные с деятельностью органов местного самоуправления и органов исполнительной власти", – говорит представитель президента в парламенте.

В случае, если соответствующего сообщения на сайте Генпрокуратуры в течение 15 дней со дня опубликования закона не будет, то документ потеряет силу.

"За их свободу не надо торговать свободой Украины"

"Главред" спросил у родственников задержанных за участие в протестах об их отношении к закону.

Львовского фотографа Марьяна Гаврылива задержали на улице Грушевского 22 января. Одним из первых об этом узнал его брат – Михаил, Марьян ему звонил и писал смс. Говорил, что его сильно избили, забрали мобильный, бросили в автозак, где раздели до пояса. А после вывезли в неизвестном направлении, вероятно, куда-то за Киев, так как не было слышно никаких звуков, кроме изредка проезжающих машин.

"По словам брата, люди сильно мерзли, теряли сознание", – говорит Михаил и показывает фото – на нем человек с синяками и гематомами на лице. Марьяна Гаврылива и других задержанных только к ночи того дня привезли в отделение милиции. Львовского фотографа позже отправили в больницу скорой помощи – травмы были очень серьезные. И уже оттуда доставили в Оболонский районный суд, где судья выбрал ему меру пресечения – два месяца ареста на время досудебного следствия. Гаврыливу инкриминируют нарушение статьи 294 ч.2 Уголовного кодекса Украины – "массовые беспорядки". Возможное максимальное наказание – до 15 лет за решеткой.

Михаил Гаврылив думает, что брат готов подождать, пока его выпустят не по амнистии, а по решению президента. "Но тянуть дальше некуда. Люди долго ждать не могут, – сказал он "Главреду", критикуя принятый Радой закон. – Не должно быть никаких ультиматумов и никаких обсуждений. Это должно быть решение президента – снять все обвинения с людей, которые были безосновательно задержаны и зверски избиты".

Нестору Дыдыку со Львовщины инкриминируют часть третью статьи 296 – "хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, или другим гражданам, которые прекращали хулиганские действия". Она предусматривает лишение свободы на срок от двух до шести лет.

31-летний парень приехал в Киев накануне той ночи, когда был арестован. Со слов его брата Назара, Нестор шел отдыхать, когда неизвестные попросили его помочь что-то привезти для нужд Майдана. Нестор согласился. Он, как и еще десять незнакомых между собой людей, сел в микроавтобус Фольксваген желтого цвета. Вскоре всех их задержал "Беркут" на Крепостном переулке в Киеве как автомайдановцев. В машине были обнаружены противогазы, биты и другое обмундирование.

Назар Дыдык в разговоре с нами говорит, что ему трудно рассуждать на тему амнистии, когда брат за решеткой: "Попробуйте поставить себя на мое место, а, тем более, на его место. Законопроект в том виде, в котором он принят, говорит о том, что амнистии не будет, потому что, я уверен, люди с Майдана не уйдут. Конечно, дня нас это осознавать трудно".

Еще один из задержанных на Крепостном – автомайдановец Александр Кравцов. Он также проходит по статье "хулиганство". В ночь на 23 января они с другом патрулировали улицы Киева и узнали, что машины нескольких автомайдановцев разбиты, а водители исчезли. "Мы поехали в том направлении. У Дома офицеров притормозили – там стоит кордон милиции, не пускают в правительственный квартал. И в этот момент неизвестные вышли из автобуса. Начали бить стекла, двери, кричали: "Выходи". Я вышел, меня повалили на землю, тогда я только увидел, что это "Беркут", – рассказал журналистам в зале суда сам Кравцов. Как все было, зафиксировала камера наблюдения, установленная на одном из зданий, а звук был записан на один из видеорегистраторов. После спецназовцы увезли всех задержанных в парк. Там поставили на колени и заставляли кричать: "Слава "Беркуту!". В результате Александр Кравцов также получил два месяца содержания в СИЗО на время досудебного следствия.

"Из неофициальных каналов я знаю мнение моего мужа по поводу закона об амнистии, – сказала "Главреду" жена Александра Кравцова Олеся Мамчич. – Он передал мне, что ребята в СИЗО держатся и пребывают в достаточно бодром настроении. Все верят в победу и говорят, что ни в коем случае из-за них мы не должны терять ее. У них такое геройское мнение: за их свободу не надо торговать свободой Украины. Тем временем, мы ждем заседания апелляционного суда 5 февраля по Саше. Что касается лично меня, то я тоже думаю, что мы не должны вестись на условия представителей власти, потому что они - шулеры, которые обманывают. Я не верю в то, что, если они выпустят моего мужа, то он выйдет в безопасный для него мир. Если люди и в будущем будут пропадать, если их будут ловить на улице, вывозить в лес, то любого, в том числе и моего мужа, могут поймать и осудить, как рецидивиста. Мы должны победить, а потом выпускать людей, чтобы им на свободе не угрожало еще больше, чем они получили в СИЗО".

Через несколько часов после нашего разговора Олеся Мамчич написала на своей странице в социальной сети: "Друзья, пришла тревожная неофициальная информация тайными путями - надзирателям в СИЗО дали строгую инструкцию прессовать "политических", чтобы те даже взвыли и передавали на свободу, как им тяжело. Таким образом, хотят заставить нас выполнить требования – через страдания заключенных".

Тем временем, в Украинском Хельсинском союзе по правам человека говорят, что закон об "амнистии" ставит Украину "в один ряд с пиратами и террористами, которые используют институт заложников как инструмент влияния на ситуацию".

"Таким образом, законодатель и государство в целом совершают действия, содержащие состав преступления, предусмотренного статьей 147 Уголовного кодекса Украины, – говорит исполнительный директор Украинского Хельсинского союза Аркадий Бущенко. – Это захват или удержание лица в качестве заложника в целях принуждения родственников задержанного, государственного или другого учреждения, предприятия или организации, физического или должностного лица к совершению или воздержанию от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника. Наказание – лишение свободы на срок от пяти до восьми лет".

Кроме того, он констатирует, что законом было фактически признано отсутствие законных оснований содержания протестующих под стражей, поскольку возможность их освобождения никак не связана с действиями арестованных.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять
Подписывайтесь на наш
канал в Telegram
Узнавайте первыми все
самое важное и интересное
Подписаться