Почему взрыв А-321 в Египте и крушение Ту-154 под Сочи — звенья одной цепи

Не проще ли сидеть дома и укреплять свои рубежи на своей же территории, пишет Олег Коршунов.

Крушение А-321 на Синае

Загадочная катастрофа самолета Ту-154 под Сочи возбудила российскую общественность и поставила ряд острых вопросов, требующих безотлагательного разрешения.

Об этом заслуженный штурман-испытатель СССР Олег Коршунов пишет в своем блоге на УНИАН.

Как известно, околоавиационные эксперты выдвинули пока что четыре рабочих версии случившегося:

— отказ двигателей из-за некондиционного топлива (уже отпала);

— отказ двигателей из-за попадания в них посторонних предметов;

— техническая неисправность;

— ошибки пилотов в технике пилотирования.

При этом они категорически отвергли вероятность теракта, даже не имея на руках каких-либо материалов расследования или свидетельских показаний. Я же склоняюсь именно к этой версии и вот почему.

Во-первых, как минимум в трех из четырех предложенных экспертами версий события, в случае их возникновения, не проявляются мгновенно, а имеют тенденцию к постепенному нарастанию до того, как перейдут в критическую стадию. А ведь, судя по всему, ситуация на борту развивались настолько стремительно, что у летчиков даже не оказалось в запасе нескольких секунд, чтобы включить сигнал бедствия или передать тревожную информацию на землю по радио.

Во-вторых, схожий прецедент с российским авиалайнером А-321 уже имел место в Египте, когда в результате теракта этот самолет был взорван над Синайским полуостровом.

Попытаюсь увязать воедино эти два события. В сентябре 2015 года российский президент Владимир Путин, по просьбе своего сирийского коллеги, разместил в Сирии свои так называемые "военно-космические силы" и тут же приступил к активным боевым действиям, направленным якобы на уничтожение вооруженных формирований запрещенной в Российской Федерации организации под названием "Исламское государство".

Для своих сограждан Путин объяснил этот шаг вынужденной мерой — дабы не допустить расползания радикального ислама и проникновения экстремистов на территорию России.

Реакция исламских боевиков не заставила себя долго ждать, и уже 31 октября 2015 года российский лайнер с 224 пассажирами и членами экипажа рухнул в Синайской пустыне. Для Путина эта трагедия уроком не послужила, и вместо того, чтобы потихоньку уползти из Сирии, он продолжил наращивание своего присутствия и даже подогнал туда свой флот, ведомый старой калошей — авианесущим крейсером "Адмирал Кузнецов" (в народе — просто "Кузя"), который по разгильдяйству сразу же потерял два боевых самолета.

Предполагаю, что катастрофа Ту-154 — это очередное напоминание исламских боевиков Путину, чтобы он убирался из Сирии.

Но, учитывая его несговорчивость и упорство на грани фанатизма, маловероятно, что он это сделает в ближайшее время. Ведь тезис о том, что Россия таким образом защищает свои южные рубежи, еще никто не отменил.

А теперь давайте прикинем, во что обходится такая "защита" рубежей: потеря двух авиалайнеров и гибель 316 человек, а также потеря не менее пяти боевых машин из состава ВКС. При этом прямые расходы России на ведение боевых действий в Сирии, составляют порядка десяти миллиардов рублей в месяц.

Вот и спрашивается, стоит ли такая овчинка выделки, и не проще ли сидеть дома и укреплять свои рубежи на своей же территории.

Напомним, бывший военный летчик, содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник на чате в "Главреде" рассказал, что настораживает в истории с крушением Ту-154 в Черном море.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять