Пармезан — внешний враг россиян?

Русский пармезан — это уже чуть ли не символ борьбы за товары "made in Russia".

Персики, груши, морковь, разные ягоды, а с ними пармезан и хамон. Многое из этого было раздавлено на полигоне твердых бытовых отходов. А что не раздавлено, так сожжено. Фото и видео поражают размахом и наталкивают на мысль: не сошел ли кто-то с ума? Но то ли еще будет! Теперь на границе РФ создаются специальные "крематории" для "утилизации" опасных для россиян продуктов. Ведь так в стране решили бороться с контрабандой — продуктами, ввезенными в страну якобы в обход кремлевских санкций.

Читаю все эти новости о тоннах уничтоженных в России санкционных персиков, и вспоминаю недавний разговор со своей одногруппницей по техникуму Наташей.

Ее семья лет 12 как уехала из Украины. Уехала не просто в Россию, а в Сибирь — к Карскому морю, в Ямало-Ненецкий автономный округ. Поближе к месторождениям нефти. Черное золото людей суровой Арктики и кормит, и поит. Наташа приняла российское гражданство, устроилась на работу, получила высшее образование, вышла замуж, оформила ипотеку на жилье, родила двоих детей. Здесь, в Украине, у ее родителей в селе остался дом, куда Наташа с детьми приезжала каждое лето. Не были только в прошлом году — после Майдана, говорит, страшно. В этом приехали, несмотря на все страшилки о "Правом секторе" ("Нас никогда раньше так быстро пограничники не пропускали", — заметила она) и ничего страшного не увидели. "После продолжительных холодов, я не могу лишить детей солнца", — говорит Наташа, собираясь провести в Украине свой нереально длинный отпуск — месяца два.

Уничтожение санкционных продуктов

Отдыхают такие как она так долго потому, что арктические люди работают в сложных климатических условиях. Большая часть года проходит при минусовых температурах, иногда столбики термометров падают до -50 °С, и сильных ветрах. По этой же причине и зарплаты в том краю высокие — надбавки гораздо превышают оклады, а работа на госпредприятиях до недавних пор была очень выгодной.

"Вы думаете, нам ваш Донбасс нужен?", — вдруг спрашивает Наташа меня. "А Крым вам нужен был?", — задаю встречный вопрос я. "Не нужен нам ни Донбасс, ни Крым!", — с ноткой досады отвечает она. "Взяли Крым — теперь должны кормить. Пока они там радуются, что пенсии и зарплаты растут, у нас они падают. Да еще и нефть дешевеет. Вот я пошла на работу в госпредприятие. Так теперь там работать стало не выгодно — все надбавки сняли и оставили голый оклад", — продолжает она.

Я тему стараюсь не поддерживать.

Думаю, задам бытовой вопрос: "Продукты в магазинах все есть? Например, колбасы, сыры европейские…". "А зачем они нам?", — искренне удивляется Наташа и добавляет вдруг: "Вот я поддерживаю санкции". Я грешным делом думаю о мировых санкциях по отношению к РФ. Но позже оказывается, что по телевизору о таких даже не говорят, и люди о них не знают. Наташа гордится российскими санкциями по отношению к ЕС, США и Канаде. "Зачем нам эти польские яблоки? Пусть сами их едят и в Париж поставляют! У нас вот в прошлом году в Краснодарском крае столько яблонь и груш посадили, что яблок будет завались — сочные, вкусные, российские". То ерунда, что понадобится время — несколько лет, чтобы деревья выросли… Главное — по телевизору пообещали! И так мыслит человек, который бо́льшую часть жизни провел в Украине.

Уничтожение санкционных продуктов

"И сыров у нас в магазинах полно: сливочные, российские, пошехонские…", — продолжает Наташа. "А такие, как камамбер, бри, чеддер — есть?", — не унимаюсь я. "Ой я таких даже и не знаю. Мы едим, наши, российские. Вот мой муж очень любит такой, знаешь, очень твердый сыр… Забыла его название", — отвечает она. Тут я Наташе не советчик — не сильна в российских сырах, хотя тот самый диковинный пошехонский ела в детстве, когда гостила у своих московских родственников. "Пармезан!", — вдруг вспоминает она. Я замечаю: так это же итальянский сыр. "Почему? — и правда удивляется Наташа. — Может, уже и у нас в России научились такой делать и давно из Италии не привозят?!". Занавес!

А за ним — официальные документы, согласно которым россияне уже год как на самом деле должны жить без "пармиджано реджано".

Русский пармезан — это уже чуть ли не символ борьбы россиян за товары "made in Russia". То и дело в России находятся люди, которые хотят дать бой импортной продукции. Например, депутаты Госдумы от ЛДПР испугались пармезана как биологического оружия, мол, вдруг в него "заведомо заложили кишечную палочку". Поэтому можно не удивляться, если чиновники, отвечающие за госзакупки, скажем, для Московской мэрии, объяснят наличие в списках этого самого пармезана (не так давно оппозиционер Алексей Навальный обнаружил в списках госзакупок запрещенные ко ввозу в Россию продукты, среди которых и бри, и рокфор, и грюйер, и пармезан) налаженным производством внутри страны.

Примеры уже есть. Никому не известный московский компьютерщик решает взяться за сыроварение и "дать стране пармезана своего производства", а вместе с ним завести блог в одной из центральных газет со словами: "Начинается мой тяжкий путь к русскому пармезану и рокфору".

Есть и первые оценки результатов трудов подобных сыроваров. Российский блогер Ева Мала, которая целый год исследовала магазинные полки без импортных продуктов, в интервью немецкому изданию о российском пармезане сказала так: "Он напоминает пластмассу и даже тает, как пластмасс во время приготовления блюд".

Разумеется, у итальянцев есть повод заволноваться.

Уничтожение санкционных продуктов

В июне этого года российские производители "итальянского сыра" опозорились на выставке в Милане. Россияне умудрились привезти пармезан российской торговой марки с надписью: "Italian Style" или "Оригинальная итальянская рецептура", да еще и с изображением зелено-бело-красного флага. Итальянские фермеры были возмущены и даже оскорблены! По их подсчетам, после введения Россией продовольственного эмбарго 7 августа 2014 года, экспорт итальянских продуктов питания в РФ упал на 30%, а это — на 20 млн евро. Но от этого на магазинных полках России моцареллы или пармезана меньше не стало — местные сыровары быстро сориентировались и заполнили торговые ряды. Теперь россияне едят свои сыры, а европейские компании считают убытки не только из-за санкций, но и из-за потери имиджа. Что же касается выставки в Милане, то после замечаний, российской компании пришлось убрать со стендов "итальянский стиль" и демонстрировать исключительно российский.

А чтобы этот самый настоящий пармезан ввозить в Россию-матушку неповадно  было, депутаты Думы решили рассмотреть вопрос о приравнивании санкционной еды к контрабанде. А это уже срок — от 5 до 12 лет.

Пока же санкционные продукты, возможно, не будут уничтожать — пармезаном обещают, например, накормить голодающих в Африке или… террористов-сепаратистов на Донбассе. Есть и такие предложения. Думаю, далеко не последние, ведь срок действия эмбарго продлен — до августа 2016.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять