"Шесть плюс один". Почему США рассорились с участниками G7

Если говорить о причинах противоречий между участниками G7, то Путин оказался здесь скорее мелким вредителем, чем главной причиной. 

Трамп досрочно покинул саммит Большой семерки

Встреча лидеров "Большой семерки" — Соединенных Штатов Америки, Канады, Японии, Франции, Германии, Италии и Великобритании — на этот раз продемонстрировала существующие между странами-членами острые противоречия, а точнее противоречия между президентом США Дональдом Трампом и всеми остальными. Поначалу Трамп высказался о необходимости вернуть в этот формат Россию, однако остальные участники G7 наотрез отказались возвращать Владимира Путина в этот клуб. А после американский лидер даже отказался подписывать итоговое коммюнике лидеров "Большой семерки" из-за заявлений канадского премьера Джастина Трюдо.

Если говорить о причинах споров и противоречий между участниками G7, то фактор Путина сказался, но я бы не преувеличивал его роль. По большому счету, Путин является мелким вредителем, который использует существующие противоречия среди лидеров стран "Большой семерки" и усиливает их. В данном случае так и произошло.

На этот раз с самого начала было понятно, что это заседание разделит семерку. Да и западные журналисты "Большую семерку" стали называть "Шесть плюс один".

Читайте также: Зачем Трамп похоронил G7

Что же привело к разногласиям внутри G7? Во-первых, попытки Трампа защитить американскую экономику не совсем рыночными методами и не совсем в духе свободной торговли. Тарифы на ввозимые товары, которые ввели США, не могли не вызвать возмущение и сопротивление европейцев — ведь они больше всего страдают от этого. Американцы ввели пошлины размером порядка 15% на сталь (330 товарных позиций от сырья до автомобилей) европейцев, в то время как относительно американских товаров ограничения существуют лишь по 45 позициям.

Кроме того, Трамп не учитывает особенности экономики. Ему просто не нравится торговый дисбаланс — дефицит торгового бюджета с Евросоюзом в размере 120 миллиардов долларов. Хотя у европейцев сохраняется дефицит в вопросе торговли услугами, то есть США зарабатывают на услугах больше, чем европейцы. Непонимание Трампом того, как работает экономика, и его попытки популистскими методами защитить свою экономику как раз и создают такие проблемы.

Безусловно, Евросоюз и Канада заявили о готовности ответных действий. А Канада уже заявила о готовности ввести ограничительные тарифы, что и возмутило Трампа.

Во-вторых, к напряженности в отношениях между лидерами G7 привел выход США из ядерного соглашения с Ираном. Да, это соглашение заключалось между США и Ираном, а европейские страны, Россия и другие присоединились к нему, став гарантами выполнения этого документа. Иранцы же, с формальной точки зрения, ничего не нарушали. Следует признать, что соглашение действительно упускает такие вопросы как ракетные программы, поддержку экстремистских группировок вроде "Хезболла", которые представляют угрозу для израильтян, негативную роль, которую играет Иран в Йемене и т.д. То есть в соглашении об этом речь не идет, там есть пробелы. Однако с дельным предложением в данной ситуации выступил Макрон: до появления нового соглашения должно работать старое. Но Трамп все-таки поступил по-своему и вышел из договора.

В-третьих, "камнем преткновения" стало Климатическое соглашение, а точнее нежелание Трампа понимать и признавать взаимосвязь между антропогенной деятельностью и ухудшением климата на планете. Трамп предпочел верить, что все это — лишь выдумка политиков, а не научно обоснованный факт. Он даже не остался на климатическую часть саммита, сославшись на необходимость подготовке к встрече Ким Чен Ыном в Сингапуре, которая намечена на 12 июня.

В-четвертых, одним из факторов, которые поспособствовали противоречиям внутри "Большой семерки", стало желание Трампа вернуть Путина в этот формат. Сначала это предложение с радостью поддержал итальянский премьер, однако впоследствии он был вынужден присоединиться к позиции своих коллег по G7 по данному вопросу.

После встречи лидеров "Большой семерки" стало очевидно, что Россию не ждут назад в этот клуб, пока она ведет агрессивную политику.

Читайте также: Как Трамп стал агентом Путина

Единственное, что настораживает в связи с этим, так это то, что члены "Большой семерки" связали возможность возвращения России с выполнением Минских соглашений. Хотя на самом деле РФ вышвырнули из семерки за то, что она аннексировала Крым. Потому логично предположить, что, пока Россия не вернет Крым Украине, ее не будут возвращать в этот формат.

Чем можно объяснить желание Трампа вернуть Россию в этот формат? Во-первых, существует не совсем рациональный момент: как уже можно было заметить, у Трампа есть странная любовь к авторитарным лидерам. Например, к Си Цзиньпину он питает симпатию, перед Ким Чен Ыном рассыпается в комплиментах…

Во-вторых, американский президент преувеличивает роль Российской Федерации. Хорошо, что Конгресс США в полном составе и команда Трампа, отвечающая за вопросы безопасности (министр обороны Меттис и новый советник по вопросам национальной безопасности Болтон) понимают, что Россия является деструктивной силой, что она создает проблемы, а потом предлагает свою меньшую негативную роль в качестве позитива. Трампу это неизвестно.

Возможно, правы те, кто считает, что существует сговор между Трампом и Путиным, и что Кремля все-таки сыграл свою роль в победе Трампа на президентских выборах в США. То, что россияне помогли Трампу в ходе избирательной кампании — совершенно очевидно. Это заметно по наративам, пропаганде, установленным доказательствам вмешательства России в избирательный процесс посредством электронных средств. Какой-то процент американцев разуверился в демократии, что сыграло на руку популисту Трампу, который эксплуатировал проблемы американской экономики и политики.

Также, если в целом говорить о впечатлениях от саммита, то не понравилась некоторая риторика Трампа и то, что он уехал, не дождавшись окончания встречи, объясняя это тем, что он хочет подготовиться к встрече с Ким Чен Ыном. Но все это — общий фон.

Однако есть и положительные моменты. В коммюнике "Большой семерки", которое было принято по итогам встречи, содержится положительный пункт, касающийся Украины. В частности, говорится о деструктивной роли России, упомянут минский план, который якобы является выходом из кризиса, который создала и углубляет Россия.

Как будет дальше работать "Большая семерка"? С одной стороны, во всем том, что сейчас происходит с G7, в двусторонних контактах европейских лидеров с президентом США (Макрон ездил целоваться и обниматься с Трампом, но не решил европейские проблемы: то же самое было с Меркель — она не обнималась и не целовалась с Трампом, но приводила рациональные аргументы, однако он их не воспринял), проявился стиль американского лидера: шантаж, мощный "наезд", а уж потом поиск компромисса. Вот такой странный стиль бизнесмен Трамп перенес и во внешнюю политику. Пока Трамп остается президентом, он будет так действовать.

Однако все это не значит, что Трамп не будет идти на уступки. Двусторонняя торговля и другие международные дела, как известно, зависят не от одной стороны. Так и от торговых ограничений страдают не только европейцы, но и американцы. Например, американские кампании, которые из Европы импортируют сырье. Трампу придется сотрудничать и идти на компромиссы с Европой, Канадой, Японией, Мексикой.

К тому же, "Большая семерка" — очень удобный инструмент демократического развитого Запада по выработке общих подходов и политики по отношению ко всему остальному миру. Потому формат, конечно же, сохранится, но какое-то время его будет лихорадить. Возможно, после Трампа в США будет такой президент, который будет считать, что многосторонние форматы тоже полезны для США, поскольку Штаты создавали эту систему, начиная с 1945 года. Речь идет и о системе ООН, и о системе неформальных объединений, и о системе международной торговли, то есть ВТО, и о системе международных соглашений (о нефти, о зоне свободной торговли Северной Америки, о сотрудничестве с Евросоюзом и т.д.).

Так что сотрудничество в рамках G7 в интересах США, ведь именно Штаты были архитекторами этой системы. Потому я абсолютно уверен, что формат сохранится, но, вероятно, какое-то время его возможности будут ограничены.

Александр Хара, директор департамента многосторонних отношений фонда "Майдан иностранных дел", специально для "Главреда"

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять