"Калинова та солов'їна" vs "великий и могучий", или Стоит ли Украине забывать русский язык

В ходе Всеукраинской переписи населения 2001 года родным русский язык назвали 29,6% опрошенных.

В последнее время в Украине вновь усилились атаки на русский язык (например, запретили русский язык в аэропортах), и мне захотелось нырнуть в глубины истории, когда еще не было ни "великого и могучего", ни "калинової та солов'їної", а был один, объединявший два (вернее, три — еще и белорусов) восточно-славянских народа.

Но для начала (коль уж упомянул белорусов) хотелось бы рассказать одну занимательную историю, которую поведал мне один мой старинный приятель, ныне доктор филологических наук, профессор, завкафедрой на филологическом факультете Белорусского госуниверситета в Минске. На заре самостийности бывших братских республик, в начале 1990-х годов ректор БГУ собрал на совещание ведущих лингвистов и филологов университета и поставил перед ними задачу: в течение семестра перевести преподавание некоторых предметов (в том случае речь шла о философии) в университете на белорусский язык. И никакие возражения типа того, что слишком сложно придумать философские термины на белорусском языке, да и вообще, нереально за семестр написать учебники и лекции на белорусском, не имея никаких традиций, ректором не принимались, он дал понять, что была дана команда сверху. Делать нечего, лучшие умы белорусской филологии принялись за дело, и задача была выполнена в срок. Но это оказалось всего лишь цветочками, ягодки были впереди.

Когда в один прекрасный день лектор начал в аудитории философствовать на родном белорусском языке, аудитория от неожиданности сразу же притихла, прислушиваясь к тому, о чем это говорит известный лектор. Минут десять стояла гробовая тишина. Затем раздался сначала один смешок, потом другой, и вскоре хохотала уже вся аудитория (кстати, вместе с лектором). Тем не менее, лекция продолжилась, несмотря на то, что некоторые студенты начали покидать аудиторию. Когда же и на следующей лекции зазвучала философия по-белорусски, студенты просто сразу же покинули зал. На том эксперимент и закончился.

Украинскому языку в этом смысле повезло куда больше — еще в советские времена в ведущих университетах Украины многие предметы преподавались на мові. Хотя, как говорится, в закулисье, в коридорах вузов, на улице, в быту, те же преподаватели вполне себе разговаривали на русском языке.

С другой стороны, могу сказать, что когда я еще сам учился в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, один из ведущих в мире филологов-славистов Самуил Борисович Бернштейн, ведя у нас семинары и читая лекции по истории славянской филологии, все время спрашивал, есть ли среди нас (то бишь, студентов) украинцы. Как правило, имелись (и я был в их числе). Тогда он просил украинцев произнести то или иное слово по-украински, чтобы остальные студенты поняли, как оно звучало в древнерусском языке. Более того, он доказывал (и, в первую очередь, в своих работах), что современный украинский язык больше сохранил в себе черт древнерусского (и даже праславянского), нежели современный русский язык (из самых известных примеров древнерусских слов, сохранившихся в украинском — ворог, полон, шолом и др.). Так что еще надо подумать, о значимости русского и украинского языков.

Формирование современных литературных русского и украинского языков на протяжении XVII—XIX веков проходило в условиях их определенного взаимного влияния, причем в XVII веке именно украинское влияние имело определяющий характер. Так, церковнославянский язык русского извода, до начала XVIII в. выполнявший функции официального и литературного языка в Русском государстве, со времен церковной реформы патриарха Никона сложился с преобладанием киевской традиции, вытеснившей московскую. Главенствующую роль здесь играли выходцы из Киево-Могилянской академии, а ее представитель Феофан Прокопович, будущий архиепископ Новгородский и ближайший сподвижник Петра I, и вовсе был одним из воспитателей русских царевен. Позднее же именно при посредничестве киевской литературно-письменной традиции великорусский язык обогатился значительным числом заимствований — латинизмов, полонизмов и германизмов.

В свою очередь, в XVIII—XX веках гораздо интенсивнее проявляли себя процессы заимствования лексики из русского языка в украинский. Начало такой асимметрии было положено реформами Петра I, с которых и начался процесс вытеснения украинского языка из официально-деловой сферы и литературы.

Теперь, собственно о проблеме. В одной из своих статей я уже писал, и здесь снова повторюсь: не надо ставить знак равенства между Путиным и Россией, между русскими отморозками (как будто в Украине их нет) и большинством россиян, одурманенных путинским зомбоящиком. Соответственно, не стоит из-за всего этого смешивать с грязью и запрещать в Украине русский язык, тем более, что даже по опросам социологов и всем статистическим раскладам на русском языке говорит более половины украинцев (а если сюда же добавить и тех, кто употребляет так называемый "суржик", то будет еще большая цифра). Даже в ходе Всеукраинской переписи населения 2001 года родным русский язык назвали 29,6% опрошенных, в том числе 14,8% украинцев. И никуда от этого не деться! Тем не менее, русский не имеет статуса государственного языка Украины, хотя с 2012 года принят официальным языком в некоторых южных и восточных регионах страны.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Зомбоящик от Путина. Почему украинцы считают русских братьями, а не врагами

Одно дело, когда совершенно справедливо принимаются законы об ограничении доступа в страну российского кино- и телепродукта, агитационных, а то и просто антиукраинских литературы и СМИ, и совершенно другое, когда ничтоже сумняшеся начинают переводить произведения Пушкина, Лермонтова и даже (!) украинца Гоголя на украинский язык. К чему это? Ну, давайте еще переведем на украинский язык произведения Тараса Шевченко, написанные на русском языке, а таких, между прочим, немало (например, личный дневник, или девять остросюжетных русскоязычных повестей и все драматургические произведения, о которых сегодня, наверное, мало кто и мало что знают — см., к примеру, книгу "Поэмы, повести и рассказы Т. Г. Шевченко, писанные на русском языке. С портретом поэта / Издание редакции "Киевской старины". — Киев, 1888). А известный украинский поэт и писатель Евген Гребинка также немало произведений написал на русском языке (чего стоит всемирно известный романс, написанный на его стихи "Очи черные"!). Да многие классики украинской литературы писали так же и по-русски.

Есть, кстати, для русских злопыхателей и обратный пример. Классик украинской литературы XIX века Марко Вовчок — это не кто иная, как русская по рождению Мария Александровна Вилинская, уроженка Елецкого уезда Орловской губернии, между прочим, троюродная сестра русского литературного критика Дмитрия Писарева.

При этом следует иметь в виду, что украинский язык тогда преследовался царскими властями. В Российской империи власти неоднократно выступали именно против развития украинского "литературного" (стандартного) языка (в частности, на основании суровых ограничений употребления украинского языка в публичной сфере — вспомним Валуевский циркуляр 1863 г. или же Эмский указ 1876 г.). Тем не менее, украинцам из Австро-Венгрии и Российской империи все-таки удалось вывести украинский язык на довольно высокий уровень "литературности" (стандартности). В частности, в Австро-Венгрии украинский функционировал как полноценный "литературный" (стандартный) язык еще до Первой мировой войны.

Само происхождение русского и украинского языков по-разному трактовалось разными языковедческими школами. Так, в России превалирует точка зрения, что русский и украинский языки произошли независимо из общего древнерусского, что было связано с разделением славянских племен и/или государств, причем, различия между языками наметились (по разным данным) в IX—XIII веках, а окончательное формирование произошло в XIV веке. Этой концепции в целом придерживаются современные лингвисты, и отдельные споры ведутся лишь по вопросу на каком собственно этапе расхождения диалектов их можно считать отдельными языками. Но существовали и крайние точки зрения, носители которых считали украинский язык по сути русским, но "загрязненным" большим количеством полонизмов, тогда как их оппоненты утверждали, что украинский язык — это древнерусский язык, использовавшийся как народный язык Древнерусского государства (см. выше описанный мною эпизод с концепцией Бернштейна), в то время как русский язык — результат загрязнения украинского тюркизмами, но в особенности заимствованиями из старославянского (церковнославянского) языка. В реальности же количество полонизмов и тюркизмов в обоих языках относительно невелико, и они не являются сколько-нибудь значимым фактором, а книжный церковнославянский влиял больше на литературную языковую норму. Большинство исследователей сходятся в том, что до начала процессов стандартизации русского и украинского язык людей, проживающих на современной территории России и Украины, изменялся от Москвы до Киева достаточно плавно, не позволяя провести четкую региональную границу между русским и украинским языками. Еще в XIX веке при составлении своего знаменитого словаря Владимир Даль (кстати, уроженец Луганска тогдашней Екатеринославской губернии) обратил внимание на это обстоятельство: "Возьми у нас в былое время Новгород, Псков или Суздаль перевес над Москвою, и нынешний московский язык слыл бы местным наречием. Поэтому не было бы повода почитать московское наречие более чистым и правильным, чем мало- или белорусское, если бы это наречие не обратилось бы в язык правительства, письменности и просвещения".

А русский и украинский ученый, историк и филолог, первый ректор Киевского университета Михаил Максимович в 1839 году писал в своей "Истории древней русской словесности": "Собственно Русским языком называется у нас теперь язык Великороссиян, которые сами себя зовут и в Малороссии называются собственно Русскими: народный же язык Южной Руси называется обыкновенно Малороссийским наречием… Но в Галиции и по сю пору тамошний язык не перестал называться просто языком Русским — тем именем, которое и всей Южно-Русской речи принадлежало исстари, которым называлась она первая, еще прежде чем усвоилось оно языку Великороссиян (как и самое имя Руси или Русской земли сперва принадлежало Киевской земле)". Максимович, М.: Собрание сочинений. — Т. 3.: Языкознание. История словесности. Киев, 1880. стр. 398

В XVI веке бо́льшая часть территории современной Украины входила в состав Речи Посполитой и "великорусский язык" здесь почти не употреблялся: население говорило на малорусском наречии, администрация и городское население также использовало польский и западнорусский языки ("проста руська мова"). В то же время посетивший в 1523—1524 годах великие княжества Литовское и Московское посол римского папы Климента VII Альберт Кампензе писал в Рим, что жители Руси как Литовской, так и Московской считаются одним народом, поскольку "говорят одним языком и исповедуют одну веру". На засилье "московского языка" в Литве жаловался и литовский писатель XVI века Михайло Литвин, а король польский и великий князь литовский Ян II Казимир, выступая на сейме, указывал, что главная угроза для Речи Посполитой заключается в тяготении населения малорусских и белорусских земель к Москве, "связанной с ними языком и верой".

С другой стороны, Слободская Украина в конце XV — начале XVI века относилась к Великому княжеству Московскому, и ее заселение происходило как украиноязычными выходцами (так называемыми "черкасами") с территорий, контролируемых Польшей (Речью Посполитой), так и русскоязычными выходцами с территорий Московской Руси. Первоначально переселенцы селились отдельно друг от друга, нередко образуя "парные" сёла "Русская Лозовая" и "Черкасская Лозовая", "Русские Тишки" и "Черкасские Тишки" и другие. В 1559 году по указу Бориса Годунова на реке Оскол было начато строительство крепости и первого города Слободской Украины — Цареборисова (ныне Червоный Оскол).

К сожалению, так исторически сложилось, что территория восточной и южной Украины изначально была заселена русскоязычным населением.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Ликбез для русских. Хохлы, малороссы или украинцы?

К концу XVIII века в результате войн с Польшей в состав России вошел основной массив современной территории Украины (за исключением Восточной Галичины, Закарпатья и Северной Буковины), а в результате войн с Османской империей и её вассалом Крымским ханством — Крым, Северное Причерноморье и Приазовье, в которых практически отсутствовало славянское население. В последней четверти XVIII века, с присоединением причерноморских и донецких степей к Российской империи, началось стихийное крестьянское и государственное освоение этих территорий выходцами из центральных российских губерний, было основано большинство крупных городов юго-востока современной Украины: Запорожье (1770), Екатеринослав (1776), Херсон и Мариуполь (1778), Севастополь (1783), Симферополь и Мелитополь (1784), Николаев (1789), Одесса (1794), Луганск (1795). В связи с тем, что язык всей администрации был великорусским, преподавание в школах велось на великорусском языке, а население городов было смешанным, малорусская часть городского населения относительно быстро русифицировалась.

Царское правительство делало все, чтобы не дать развиться украинскому языку, несмотря на то, что бо́льшая часть населения территории современной Украины продолжала говорить на, как это тогда называлось "малорусском наречии". И постепенно украинский язык пробил себе дорогу и в литературе: в 1798 году было опубликовано первое произведение на украинском языке — "Энеида" Ивана Котляревского. Эта книга переиздавалась ещё дважды в течение следующих 10 лет.

А в первые десятилетия XIX века в Западной Украине, которая в это время находилась под властью Австро-Венгрии, выходят в свет сочинения на украинском языке, созданном на основе народных говоров. В то же время деятели русского движения на Галичине и Закарпатье пишут на общерусском (русском литературном) языке — в Галичине первым стал использовать русский язык Денис Зубрицкий, первый галицко-русский историк, считающийся также первым украинским историком из Галичины, а в Закарпатье — "будитель русинов" Александр Духнович. Некоторые деятели тогдашнего украинофильского движения, особенно те, кто жил на Западной Украине, также разделяли официальную точку зрения, согласно которой русский литературный язык является "общерусским", "надплеменным" языком, общим для "малороссов" и "великороссов", что было вызвано противостоянием Польше и польскому языку.

И в школьном образовании там, где только было возможно, украинский язык заменяли русским. Даже в пределах Слободской Украины, где население было смешанным, российским чиновникам приходилось применять специальные меры по устранению украинского языка из системы образования и замене его на русский. Например, писатель Григорий Данилевский приводит такое свидетельство: "В 1807 году мы застали в училищах самого Харькова учителей, что так и резали по-украински с учениками; да мы, то есть новоприбывшие из семинарии учителя, по распоряжении начальства сломили их и приучили говорить по-русски".

Первый период относительно свободного развития украинского языка наступил в конце 1910-х―начале 1920-х годов. Сначала это было в УНР, а потом после XII съезда РКП(б) 1923 года, осудившего "великодержавный шовинизм" Российской империи, началась политическая кампания по коренизации — замене русского местными национальными языками в администрации, образовании и культуре. В Украине эта кампания приняла форму украинизации. Кампания преследовала своей целью "укрепить целостность" СССР, обеспечить поддержку коммунистической партии среди народа Украины, заручиться поддержкой национального движения на Украине, протестовавшего против имперской политики России, и направить всё это в коммунистическое русло. Но, по мнению противников украинизации, методы, использовавшиеся при её проведении, были зачастую грубыми и непродуманными, что дополнительно отталкивало от украинского языка многих обрусевших представителей населения. В 1930 году в Украине оставались только три крупные газеты на русском языке — в Одессе, Донецке и Мариуполе. Впрочем, общий тираж газет на русском языке составлял 31,8% от общеукраинского тиража. В Одессе и Мариуполе были украинизированы все средние школы.

В начале 30-х годов ленинскую национальную политику сменила сталинская, и украинизация быстро сменилась дальнейшей русификацией. Более того, большинство представителей украинской интеллигенции, проявивших активность в украинизации в 1920-е годы, в 1930-е были репрессированы за "буржуазный национализм" или "националистический уклон". Некоторые украинские историки на фоне наступившей русификации оценивают период украинизации 20-х годов как спланированную провокацию, направленную на ещё большее распространение русского языка в Украине. В этот же период были репрессированы сотни украинских писателей и поэтов, что нанесло большой удар по украинской литературе и расчистило плацдарм для дальнейшей русификации литературы на территории Украины.

В 1938 году русский язык был введен как обязательный предмет в школах, а в Киеве начала выходить первая всеукраинская русскоязычная газета "Правда Украины". Русификация также коснулась литературы. Были запрещены и изъяты из библиотек многие книги на украинском, включая даже "Ілюстровану історію України" Михаила Грушевского, пьесы Мыколы Кулиша и сказки братьев Гримм.

Второй период украинизации украинского общества наступил после провозглашения независимости Украины в 1991 году. Однако и теперь она проходила с перегибами, только сейчас уже в другую сторону.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Два с половиной, или Дедушкина история современной России, рассказанная своими словами

По данным переписи 1989 года, около 20% семей в Украине были созданы на основе смешанных браков, главным образом — украинско-русских. Опрос же русского населения Украины в августе 1991 года показал, что близких родственников украинской национальности имели 73% опрошенных на востоке Украины, 62% — в центральном и южном регионе, 53% — в Крыму, 52% — на Буковине, 45% опрошенных на Галичине.

На момент распада Советского Союза языковая ситуация на Украине характеризовалась всеобщим владением украинским и русским языками и преимущественным использованием этих языков примерно равным количеством граждан. Украинское общество в языковом отношении состояло из монолингвов, среди которых были представлены как русофоны и украинофоны, билингвы и носители суржика. Выделялись два преимущественно украиноговорящих региона: запад и центр страны, в которых проживает 24 млн человек, и два преимущественно русскоязычных региона — юг и восток — 27,6 млн человек.

1 ноября 1991 года была принята Декларация прав национальностей (Постановление №1771-XII), в которой говорилось, что "Украинское государство обеспечивает своим гражданам право свободного использования русского языка. В регионах, где компактно проживает несколько национальных групп, наравне с государственным украинским языком может функционировать язык, приемлемый для всего населения данной местности". Как видим, декларация вполне в духе европейских ценностей. И ее, между прочим, никто не отменял.

Далее. 25 июня 1992 года первый президент Украины Леонид Кравчук подписал закон "О национальных меньшинствах в Украине" (№ 2494-12). Правда, после принятия Закона об основах языковой политики в 2012 году все языковые вопросы выведены из сферы регулирования данного закона и регулируются статьёй 11 закона о языках.

Европейская хартия региональных языков была подписана от лица Украины 2 мая 1996 года, а закон о её ратификации был принят Верховной Радой через три года, 24 декабря 1999 года (№1350-XIV). Согласно этому закону, положения Хартии должны были применяться, в том числе к русскому языку, на территориях, где русские составляют 20% населения. Впрочем, по решению Конституционного суда Украины (№ 9-рн 12000 от 12 июля 2000), закон утратил действие; формальным поводом к его отмене было то, что закон подписал тогдашний председатель Верховной Рады Александр Ткаченко, а не президент Украины Леонид Кучма. Однако 15 апреля 2003 года был принят Верховной Радой и подписан президентом Кучмой новый вариант закона "О ратификации Европейской хартии региональных языков" (№802-IV).

Закон "О ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств" вступил для Украины в силу с 1 января 2006 года. В 2007 г. Украина представила начальный доклад об исполнении Хартии, подвергнутый критике в альтернативном докладе Украинской ассоциации преподавателей русского языка и литературы, а также в Общественном отчёте о выполнении Хартии, подготовленном депутатом Верховной Рады Вадимом Колесниченко и правозащитной организацией "Общая цель". По оценке Общественного отчёта, после ратификации Хартии Верховной Радой "не принят ни один законодательный акт, направленный на реализацию положений, закрепленных в Хартии (..) нет ни одного законодательного акта, который бы определял полномочия местных органов власти относительно признания языков такими, которые распространены на территории соответствующих административно-территориальных единиц, и законодательно не определены территории, где могут применяться положения Хартии, что делает невозможной любую эффективную деятельность по применению Европейской Хартии". Все больше украинских специалистов считают, что перевод названия этого документа был сделан неправильно, тогда как более корректное название: "Европейская хартия региональных или миноритарных языков", то есть языков, которые находятся в меньшинстве на той или иной территории. В связи с этим распространяется точка зрения, что данная Хартия защищает не национальные меньшинства, а языки, которые могут исчезнуть как достояние европейского культурного наследия. В 2008 году в Общественном отчёте была подана дополнительная информация. Но в том же 2008-м году, по данным института Гэллапа, 83% опрошенных граждан предпочитает использовать для общения русский язык.

После вступления в силу Закона о Европейской хартии ряд областных советов (Луганский, Донецкий, Харьковский, Запорожский, Херсонский) приняли решения по реализации положений Еврохартии. Однако по представлению областных прокуроров во всех названных областях состоялись судебные заседания ("государство против народных представителей"), результатом которых стали постановления об аннулировании решений областных советов депутатов как не соответствующих Конституции. В ходе многократных судебных разбирательств своё решение удалось отстоять только Луганскому и Харьковскому областным советам, позднее — Запорожскому.

При этом власти в лице представителя секретариата президента Украины заявляли, что решения местных советов по русскому языку "угрожают национальной безопасности Украины", а сам президент Виктор Ющенко, комментируя ситуацию, заметил, что "статуса регионального языка не существует".

Правда, следует признать, что в некоторых странах Балтии (Латвия, Эстония) власти категорически отказываются от ратификации Хартии по политическим мотивам, ссылаясь на "недавнее" происхождение языковых меньшинств. С другой стороны, Россия, хотя и приняла Хартию, но Государственная Дума ее не ратифицировала.

Наконец, в Конституции Украины (статья 10) четко прописано, что "государственным языком в Украине является украинский язык.

Государство обеспечивает всестороннее развитие и функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины…"

Но при этом: "В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины.

Государство содействует изучению языков международного общения. Использование языков в Украине гарантируется Конституцией Украины и определяется законом".

А в этом законе (Закон Украины "Об основах государственной языковой политики") в ст. 3 говорится: "Каждый имеет право свободно определять язык, который считает родным, и выбирать язык общения, а также признавать себя двуязычным или многоязычным и изменять свои языковые предпочтения.

Каждый, независимо от этнического происхождения, национально-культурной самоидентификации, местожительства, религиозных убеждений, имеет право свободно пользоваться любым языком в общественной и частной жизни, изучать и поддерживать любой язык".

Украина ведь строит правовое демократическое государство, которое должно интегрироваться в общее европейское пространство, верно? Тогда нужно строго соблюдать законы, которые само же государство и приняло.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Крым vs Косово: двойные стандарты или очередная "лапша" от Путина

Начиная с 1991 года, правительство Украины предпринимает попытки по воссозданию в своем государстве украиноязычной среды. Как говорил президент Леонид Кучма, "Украина — государство, которое по ряду параметров вынуждено воссоздавать себя. … Одним из важнейших параметров является государственный язык", "украинизация — это восстановление справедливости". Кабмин в основном реализует долгосрочные программы по переводу детских садов, школ и институтов на украинский язык обучения, а также меры, связанные с переводом вещания СМИ. Эти меры воспринимаются неоднозначно: часть населения считает, что это разумный комплекс, направленный на восстановление украиноязычной среды и направленный на восстановление лингвистической справедливости; другая часть населения воспринимает эти меры как опасное наступление на свой родной, то есть русский язык. Часть общества опасается украинизации, другая часть общества защищает дерусификацию, кроме этого существует теория о неразрывном переплетении двух культур. Мнения западных политологов об эффективности и целесообразности мер правительства Украины по защите украинского языка от русского расходятся.

Эффективность усилий правительства Украины пока не приносит ощутимых краткосрочных результатов, так что фактическое распространение русского языка в Украине за время её независимости, по одним данным, не уменьшилось, а по другим, даже увеличилось. Например, в 1989 году в Украине от общего числа проданных книг 80% составляли книги на русском языке, а в 2004 году этот показатель составил 95%, исключая учебники. Фонды библиотек Украины по-прежнему на 60% состоят из русскоязычной литературы. В тех регионах Украины, где русификация практически достигла почти 100%, процессов восстановления украинской среды практически не происходит. Например, в Донецкой области, где последняя украинская школа была закрыта в 1989 году, в 2003-м только 4% учеников обучались на украинском языке, а 96% на русском. Лишь 2% фильмов, попавших в прокат в Украине в 2004 году, были на украинском языке. С другой стороны, в области образования наблюдаются сдвиги по сокращению обучения на русском. Например, количество детских садов с русским языком обучения снизилось к 2001 году до 22%, количество школ — до 29%, количество студентов, обучающихся на русском, — до 22%.

В 2004 году в связи со сменой президентской власти активизировались разговоры о придании украинскому языку более широкого распространения во всех сферах жизни Украины. Но дальше разговоров и показательных акций дело не пошло.

По данным опроса, проведённого компанией Research & Branding Group в 2011 году, 92% украинцев свободно владеют русским языком (86% русскоязычных украинцев владеют украинским языком). Больше 90% граждан Украины изучали украинский язык в школе, изучение в школе государственного языка обязательно с 1991 года. Практически для половины (47%) жителей Украины, основным языком общения в семье / дома является украинский язык. На русском языке в семье/дома общаются 37% жителей страны. В равной степени на русском и украинском общаются 15% украинцев.

В 2012 году эти цифры составили соответственно 44, 35 и 20%.

По данным Research & Branding, в региональном разрезе в семье / дома предпочтение украинскому языку отдает подавляющее большинство жителей Западной Украины (95%) и две трети жителей Центральной Украины (60%). Тогда как русский язык в общении в семье / дома предпочитают более двух третей жителей Юго-Востока Украины (66%).

На работе / по месту учебы преимущественно на украинском языке страны общаются 45% жителей страны, на русском— 35% украинцев. Двуязычными являются (18%) опрошенных респондентов.

В региональном разрезе на работе / по месту учебы на украинском языке общаются подавляющее большинство жителей Западной Украины (93%) и более половины жителей Центральной Украины (54%). Тогда как жители Юго-Восточной Украины на работе / по месту учебы чаще пользуются русским языком (63%).

По словам президента Киевского международного института социологии Валерия Хмелько, в украинском обществе существует парадоксальная ситуация, когда множество людей называют своим родным языком украинский, но при этом разговаривают на русском, поэтому свою поддержку русскому языку при проведении социологических исследований высказывает существенно более высокий процент респондентов. При этом данные этой социологической организации на 2013 год дают оценку доли жителей Украины, считающих русский язык родным, в 40%.

Правильно говорят, что два года войны с Россией для украинизации общества и роста самосознания украинцев сделали гораздо больше, чем предыдущие десятилетия независимости. Однако при этом не стоит упускать из виду то обстоятельство, что, если бы были приняты и работали акты о региональных языках, вполне возможно, никакого бы ОРДЛО сейчас бы не существовало (к сожалению, Крым здесь стоит особняком), поскольку основой путинской пропаганды на Донбассе была как раз истерия по поводу запрета русского языка и якобы "забота" о русских, которых, из-за того самого запрета на общение на русском языке, киевские власти собирались "уничтожать". Еще тогда необходимо было выбить этот аргумент из-под путинской задницы.

А что мы видим сейчас? Вместо того, чтобы успокоить русскоязычных жителей Донбасса, Киев продолжает нагнетать обстановку, идя на поводу у наиболее оголтелых нардепов, и все в больших объемах запрещая русский язык. При этом не понимая (или не желая понимать), какой убийственный аргумент в пользу продолжения военных действий они дают не только путиным, но и всяким там захарченкам и плотницким: видите, "русский мир" по-прежнему в опасности.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Крым, который не "наш" и не "ваш". Взгляд с другой стороны

Русскоязычное население Украины нередко воспринимается языковыми оппонентами в качестве своеобразной "пятой колонны", готовой в любой момент способствовать реставрации существовавшего на протяжении более 300 лет состояния дел. Именно этим вызвано острое, порой граничащее с конфронтационным, неприятие радикалами украинских "москалей" (к последним относят, как правило, не только этнических русских, но всё русскоязычное население Украины).

И в заключение еще одна цифирь: в Финляндии два государственных языка — финский и шведский, хотя на последнем разговаривает всего пять процентов населения, да и то лишь, в основном, на некогда шведских Аландских островах. И никто в этой стране не чувствует себя в чем-то ущербным и финны не считают, что от этого им в своей стране живется хуже, чем шведам. С другой стороны, в странах Британского Содружества после развала Британской империи государственными являются тоже два языка — английский (заметьте, язык бывших оккупантов) и самый крупный из национальных (в Индии — хинди, в Пакистане — урду, в ЮАР — африкаанс), а в бывших африканских колониях и вовсе английский — единственный государственный язык. И никто от этого не страдает. Так почему должны страдать русскоязычные жители Украины? Или они от этого меньше любят Украину? Или они не сражаются в Донбассе с российскими "трактористами" и их местными прихлебателями-"шахтерами"?

Распространённость русского языка в Украине

Доля жителей, назвавших русский родным языком по переписи 2001 (по областям)

Свободное владение русским и украинским языком; доля жителей, назвавших русский и украинский родным языком

Использование русского языка, опрос Киевского международного института социологии (2003), данные по макрорегионам.

Распространение суржика в Украине

фото: goodfon.ru

Сейчас вы просматриваете новость «"Калинова та солов'їна" vs "великий и могучий", или Стоит ли Украине забывать русский язык». Другие новости политики читайте в разделе «Политика». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
google news Главред в Google News telegram Главред в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять