Канистра бензина для Московской синагоги

Во все непростые периоды истории русский шовинист-черносотенец направлялся в еврейский квартал или синагогу, а не к Кремлю или Зимнему дворцу.

Злоумышленник с канистрой бензина пытался прорваться в Московскую хоральную синагогу буквально через несколько дней после того, как главный раввин российской столицы Пинхас Гольдшмидт заявил о возможности "исхода" европейских евреев. Не знаю, включил ли он в число евреев, которые могут покинуть континент, своих соотечественников — но после нападения на синагогу я бы на месте раввина Гольдшмидта серьезно задумался бы и о судьбе российских евреев, и о своей собственной судьбе.

Конечно, можно отговориться тем, что эпизод с нападением злоумышленника не отражает общей картины, что такие события происходили и ранее — и никто не говорил о проблемах, которые могут возникнуть у российских евреев. Но нынешнее нападение произошло в совершенно новой исторической ситуации — и ее не стоит игнорировать.

Несколько лет назад Россия не вела разрушительных войн на Ближнем Востоке, уничтожая больницы и гуманитарные конвои. Жертвами этой варварской политики Путина и Асада становятся сотни мусульман-суннитов и других противников диктатуры. Многие из них захотят отомстить — и российские евреи становятся уязвимой категорией для такой мести просто потому, что в мозгах экстремистов ненависть к стране, которая уничтожает их соотечественников вполне гармонично может сочетаться с антисемитизмом — этой вечной идеологией Ближнего Востока.

Московская хоральная синагога
Московская хоральная синагога culture.ru

Кроме того, нетерпимость растет и в самом российском обществе. Это фиксируют социологические опросы — но помимо опросов есть и очевидные исторические тенденции. Евреи оказываются удобной мишенью для нападок беднеющего населения, многим представителям которого куда удобнее обвинять в своих бедах евреев и других представителей религиозных и национальных меньшинств, чем Путина и его клику. Во все непростые периоды истории русский шовинист-черносотенец, нередко поддерживаемый властью и ее спецслужбами, направлялся в еврейский квартал или синагогу, а вовсе не к Кремлю или Зимнему дворцу. Впрочем, это и понятно. Людей, которые выражали свой протест против власти, хладнокровно расстреливали и цари, и большевики. Погромам же аплодировали, их организаторы могли рассчитывать на благосклонность властей и удачное продолжение "политической карьеры". И если российские евреи не ощущают этой нетерпимости сегодня — они почувствуют ее завтра. Никакие заигрывания еврейских организаций и религиозных объединений с Кремлем российских евреев не защитят. А в случае начала социальных волнений против власти они могут только усугубить их ситуацию, так как виновны во всем, конечно же, будут Абрамович, Фридман и Кобзон, а не Путин, Медведев и Иванов.

И еще одно важное обстоятельство, о котором в России не просто забывают — его не понимают. Это отсутствие в России консолидированной политической нации, которая гарантировала бы солидарность граждан в трудный момент. Это отсутствие легко можно заметить на украинском примере после возникновения — на фоне достижений Майдана 2013-2014 годов украинской политической нации. У этнических украинцев и этнических евреев могут быть свои представления о том, что происходило в прошлом — но дискуссия об этом происходит в рамках единой политической нации и равноправия позиций — равноправия, немыслимого еще несколько лет назад, когда украинский еврей не мог бы даже в самых смелых своих фантазиях назвать себя украинцем. Но общее восстание и война против агрессора показала, что украинцем — то есть защитником общих цивилизационных ценностей — может быть каждый гражданин страны и совершенно не важно, в кипе ты или в вышиванке. А вот в России такого объединения до сих пор не произошло — а, возможно, и не может произойти, учитывая национальную, религиозную и социальную разобщенность жителей этой страны. И то, что название "россияне", ставшее заменителем "советского человека" до сих пор не может быть заменено в политическом словаре простым словом "русские" — и представители всех национальностей, включая нередко самих русских — шарахаются от него как черт от ладана — о многом говорит.

Украинские евреи — за исключением, возможно, приверженцев имперской идеи, ориентированных не на Киев или Иерусалим, а на Москву — стали в Украине своими. А евреев России их соотечественники просто пока что терпят. В этом и есть основополагающая разница, которой не стоит пренебрегать.

фото: culture.ru

ПО МАТЕРИАЛАМ: