Активист Михаил Батрак: В Крыму поняли, вокруг не то, что показывали по телевизору, но признать ошибку не могут

В интервью "Главреду" Батрак рассказал, как люди живут на оккупированной территории, как Крым изменился за четыре года, и почему Украина потеряла полуостров.

Крымский активист Михаил Батрак

Активист Украинского культурного центра в Симферополе Михаил Батрак всего на несколько дней приехал на материковую часть Украины. Административную границу пересек как всегда по украинскому паспорту – от российского документа отказался еще в апреле 2014 года.

После появления на полуострове "зеленых человечков" Михаил думал о переезде из Крыма, но решил остаться. Теперь он мониторит политические процессы на полуострове. Из его публикаций в социальных сетях можно узнать, на каком этапе дела украинца Владимира Балуха, установившего на стене своего дома табличку с новым названием улицы "Героев Небесной Сотни", Игоря Мовенко, избитого в Севастополе сотрудником бывшего "Беркута", крымского правозащитника Сулеймана Кадырова.

Самого Батрака представители ФСБ на полуострове несколько раз вызывали на допросы, а прокуратура вручала разного рода предупреждения.

- Михаил, о чем думали и что чувствовали в первые месяцы после 22 февраля 2014 года, находясь в Крыму?

- Скорее, после 27-го. 22 мы еще даже и не думали, что все обернется так. Казалось, что это какие-то политические игры наших чиновников, их попытка удержаться у власти после Майдана. А когда 27 февраля увидели российских военных, которые брали административные здания, в том числе крымский парламент, тогда появился страх, ведь стало очевидно, что происходит процесс захвата территорий. Чувствовалось, что вокруг что-то непонятное, страшное, чужое. Противно было, ужасно. Все сидели на чемоданах, думали: уезжать или оставаться, ждали, чем все закончится. Никто не мог даже представить, что будет с активистами, какие репрессии начнутся.

- Среди Ваших знакомых сколько человек уехало – десятки, сотни?

- Практически все думали над этим вопросом. Но на материк уехали не все. Из моих знакомых человек сто точно.

- Почему Вы остались?

- Даже не могу четко сказать. В апреле 2014 написал отказ от российского гражданства. Был сложный процесс – никто не знал, куда идти, чтобы это сделать. Не было детальной информации.

- Как живете без российского паспорта?

- Не могу получать бесплатную медицинскую помощь в "государственных" учреждениях. Нет возможности трудоустроиться официально, потому что мне надо как иностранному гражданину получать право на работу – покупать патент, чтобы работать в РФ. Фактически у себя дома.

- Перемещаться можете свободно?

- Да. Для нынешних "властей" Крыма крымская прописка – основание для беспрепятственного нахождения на территории Крыма, не считая дни. Заезжая на полуостров, мне не нужно заполнять миграционную карту.

9 марта 2014 года. Митинги к 200-летию со дня рождения Тараса Шевченко в Симферополе

-  Последнее годы вы – активный гражданин, бываете на многих судебных заседаниях по политическим делам…

- Не на всех. По мере возможности. Стараюсь мониторить процессы от начала до конца. Мы приходим не только, чтобы визуально поддержать подсудимого, но и для того, чтобы рассказать людям о том, что происходит в Крыму. Важнее даже написать не в СМИ, а в социальных сетях. Потому что СМИ, которые занимаются крымской тематикой, не доступны на территории Крыма, а нам важно, чтобы вся эта информация читалась именно крымским пользователем. А украинские СМИ закрыты для среднестатистического жителя полуострова.

- На каких заседаниях бывали в последнее время?

- Игоря Мовенко и Сулеймана Кадырова. По Мовенко продолжается, Кадыров получил "приговор" - два года условно и два года ему запрещено заниматься публичной деятельностью.

- За что?

- Это был явно политический процесс. Кадыров – правозащитник, занимал активную позицию, был членом регионального Меджлиса в Феодосии. И вся его вина в том, что он скопировал на свою страницу в социальной сети видеоролик. Этот ролик был снят гражданином РФ, который представился крымским татарином, и собирает деньги на батальон "Крым". Позднее за ролик, размещенный в Интернете, автору присудили 320 часов исправительных работ. Видео признали экстремистским, но из сети не удалили, и каким-то "чудесным" образом оно появилось на странице Сулеймана Кадырова. Хотя сам Сулейман не помнит, как он делал репост этого видео. Возможно, это специально было придумано для начала подобных дел?

Читайте также: "Крым - его". На аннексированном полуострове строят громадную "дачу" для Путина

- Как крючок, на который можно зацепить любого жителя Крыма?

- Возможно. Но ролик был явно снят с целью мошенничества – ни на какой батальон этот человек деньги не собирал. Автор в итоге не понес никакого наказания.

- Показательный процесс и над крымским активистом Игорем Мовенко. Его же ранее избили за то, что на его велосипеде была наклейка батальона "Азов"?

- Да, и его избил у супермаркета в Севастополе представитель бывшего украинского "Беркута". Сейчас он является сотрудником российского "Омона". Травмы были достаточно серьезные – переломы костей черепа, перелом носа, травма глаза, которая до сих пор дает о себе знать – разорваны сосуды, капилляры. Игорь написал заявление на этого сотрудника. Но уголовное дело в отношении нападавшего возбуждено не было. Состоялся суд над Игорем за распространение "нацисткой символики". Это было первое административное дело Игоря. Позднее к нему пришли с обыском – домой и на рабочее место. В результате изъяли технику. Пришедшие ранее знали, что Игорь писал сообщения в группу "Крым – это Украина". Эти комментарии были признаны экстремистскими.

- То есть статья у него как у Кадырова?

- Экстремизм.

- Как считаете, о каком еще крымском кейсе важно говорить сегодня?

- Дело Евгения Каракашева. Он не проукраинский активист, а анархист. Поэтому к нему внимание украинских СМИ меньше. Но у него гораздо серьезнее дело - даже мера пресечение не домашний арест, а содержание в СИЗО. По его статье ему грозит до десяти лет лишения свободы. И все за то, что Евгений опубликовал в интернете последнее интервью приморских партизан, в РФ этот ролик признан экстремистским. Также был вскрыт публичный чат, где они с группой крымских анархистов вели переписку, в которой якобы содержался призыв к осуществлению террористической деятельности. Группа людей, которая читала эти комментарии, была не более десяти человек. На Каракашева завели дело за "возбуждение ненависти к какой-либо социальной группе и призывы к осуществлению террористической деятельности с использованием интернета". Но такую деятельность публичным призывом, наверное, назвать сложно. Дело еще не передано в суд.

На все процессы надо обращать внимание. Но особо на те, где люди содержаться не под домашним арестом, а в СИЗО. Эти случаи сложные. Как правило, находящиеся под домашним арестом, получают не реальные сроки, а условные. Они в свободе ограничены, но не лишены в полном объеме. Следить надо за делами Владимира Балуха, Дмитрия Каракашева, крымскотатарских активистов по "делу Веджие Кашка", которых сейчас судят за вымогательство. Пожилые люди с подорванным здоровьям находятся в СИЗО.

- Вам лично не страшно в Крыму?

- Привычно стало. Было очень страшно. Периодически вызывают на допросы в ФСБ, прокуратуру. Приносят домой предостережения о недопустимости экстремисткой деятельности. Разумеется, все знают, чем я занимаюсь, о чем думаю. И допросы, и обыски бывают на границе.

- Как изменился Крым за четыре года?

- Он выглядит очень депрессивно. Даже пророссийски настроенные граждане поняли, что это совершенно не то, что они хотели видеть на полуострове, не то, что им показывали по телевизору. Но признать свою ошибку они не могут – идеологический выбор был сделан, назад возвращаться эмоционально тяжело. Каждый месяц кто-то из активных людей выезжает из Крыма из-за преследований. В общем, веселья мало.

- Неужели люди не скучают за тем, что раньше власть можно было ругать даже на улицах?

- Нет, некоторые даже этим довольны, говорят, мол, это в Украине вы могли митинги проводить, теперь здесь Россия, а значит – порядок. Порядок – это когда акции нельзя проводить, меньше можно писать, говорить. Такой подход устраивает особенно старшее поколение.

Читайте также: Три причины, почему Украина потеряла Крым

- А кому-то от "прихода" РФ стало лучше?

- Думаю, пенсионерам. У них размер пенсии увеличился. Но выплаты выше только у тех, кто вышел на пенсию до 2014 года, и кому по выгодному тарифу пересчитали – примерно 6-10 тысяч в пересчете на гривны. Хотя и в Украине тоже повысили. Но в Крыму же этого никто не знает. Те, кто идет сейчас, получает примерно как на материке, а цены гораздо выше.

- Как изменился уровень жизни?

- У кого как. Цены выше, продукция – худшего качества. Средний бизнес закрывается. Торговые точки на рынках пустеют. Сельское хозяйство, особенно в северном Крыму, пришло в упадок, потому что оно было направлено на выращивание риса, а без Северо-Крымского канала это невозможно – поля стоят пустые.

- Украинский центр в Симферополе работает до сих пор?

- Да, но это не юридическая организация, а просто собрание граждан. Организовывает разные акции. Сейчас прокуратура пытается что-то выяснить о центре. Меня тоже вызывали на допрос. Хотят понять источник финансирования и доказать незаконную деятельность этой организации. Ничего криминального, но все-таки желают, чтобы Украинский центр не существовал.

21 мая 2014 года. После задержания на выезде из Крыма семи активистов в вышиванках в

- Это единственное объединение украинцев в Крыму?

- Нет. В Севастополе есть на базе "Просвиты". У них даже есть свое помещение. К ним приходят пенсионеры, занимающиеся исключительно культурой – вышивкой. Со стороны "властей" к ним нет никаких замечаний.

- А чем занимается центр в Симферополе?

- Тоже вышивкой (смеется). Поэтические вчера устраивают. Но прокурорские запросы стали появляться после выхода газеты "Кримський терен" - единственного сейчас украиноязычного издания в Крыму. На его страницах обсуждаются и политические вопросы. В частности, написано о судах над крымскими активистами. "Власти" это перестало устраивать. Поэтому спрашивают, где печатают, за какие деньги, какой тираж.

- У вас за четыре года появились новые соседи из РФ?

- Лично у меня нет. Все наши остались на своих местах. А вообще на полуострове первичным жильем активно интересуются москвичи. Они покупают, но сами не живут – сдают жителям Донбасса. Крымчане не могут себе позволить покупать первичку.

- Как изменился облик Крыма после февраля 2014 года?

- Что-то строится, что-то рушится. Много вопросов связано с природоохранной сферой. Вырубаются леса, строятся трассы, в частности, "Таврида", застраивается побережье в Севастополе, мыс Фиолент отдается под застройку церкви, открываются новые карьеры – добывается щебень для строительства трассы и керченского моста. Экологи говорят, что наносится ущерб природе Крыма.

А еще строят новый терминал аэропорта. Для чего, не понятно, если сейчас самолетов в Крым прилетает куда меньше, чем до 2014 года. Может, деньги осваивают так.

- Молодежь что думает делать? Им же решать, в каких университетах учиться?

- Кто-то едет на материк, кто-то в РФ.

- Кто-то идет в российскую армию?..

- Да, и это очень серьезный процесс, который необходимо мониторить. По международному законодательству, на оккупированных территориях государство-агрессор не имеет права не то чтобы принуждать служить в своей армии, запрещена даже агитация. Сейчас же происходят суды над отказниками. Тоже очень интересные процессы. Быстро решаются – присуждают штрафы в размере 20 тысяч рублей. Те же, кто служат, находятся за пределами Крыма. Это в Украине была такая практика – отправлять служить недалеко от дома. В РФ направляют куда-то подальше: чтобы и домой было сложнее приехать, и попадали в смешанные контингенты.

- Так все-таки как меняется состав населения на полуострове?

- Приезжают из России, и с Донбасса. С востока Украины едут обеспеченные люди, беженцев практически нет. Пытаются на побережье что-то строить, выкупают участки земли. С Кавказа тоже приезжают - например, они курируют строительство и реконструкцию военных баз. Много приезжает людей на руководящие посты с РФ.

- Вывески на украинском языке есть?

- Верховна Рада Крима. Встречаются дорожные знаки. В некоторых барах-ресторанах меню на русском, украинском, крымскотатарском и английском. К такому они не очень придираются – наоборот им хорошо, мол, турист приезжает и видит, что никакого ущемления нет, вглубь никто копать не будет.

23 августа 2014 года. Михаил развернул украинский флаг на горе Демерджи в Крыму

- Турист приезжает?

- Да, из РФ. И с Украины приезжают. Едут на море. По сравнению с рекордными 2011-2012 годами, в разы меньше.

- Как думаете, почему украинцы приезжают?

- Отдыхать. Мол, мы каждый год приезжали отдыхать, привыкли, почему теперь не ездить – любим Крым, мы вне политики. Таковы слова большинства. Жители материковой Украины едут даже на заработки. Я часто пересекаю админграницу, и однажды со мной рядом "на границе" оказались жители Львова – они работают на стройке в Крыму и ездили продлевать миграционную карту, чтобы вернуться и работать. Много украинцев с материка работают на стройках в Крыму - всю жизнь так делали и не перестали.

- Вернемся к судам. Большинство важных – это политические дела?

- Это те, о которых мы знаем. Но множество есть других – например, людей подставляют с наркотиками. Много незаконных задержаний, не связанных с политикой.

- Зачем?

- Для статистики. Например, существует запрос общества на борьбу с наркоманией. У нас половина крымских СИЗО заполнены задержанными по статье связанной с наркотиками. С "легальной" продажей бороться не хотят, а создавать видимость – на ура.

- На терроризм тоже есть запрос?

- Он искусственно создан крымскими СМИ. У нас на каждом шагу кричат, что в мире все нестабильно, возможны теракты, если вы увидите человека с подозрительной сумкой, немедленно сообщите. И все это очень нагнетается. И, поэтому когда в СМИ проходит информация, что задержали мусульман террористов, а мы-то уже знаем из СМИ, что все мусульмане – террористы, все вздыхают с облегчением – задержали и ОК, крымское ФСБ работает. Среднестатистический крымчанин же не знает, что организация "Хизб ут-Тахрир" за всю свою историю не совершила ни одного террористического акта, и не готовила, а единственная страна мира, где она признана террористической – это РФ. А в Крыму возможно все – люди, которые не имеют никакого отношения к терроризму, получают огромные сроки – по 20 лет.

Читайте также: Готовьтесь к длительной войне за Крым и Донбасс

- Насколько об этом распространена информация в местных СМИ? Какая аудитория знает, что, например, Олег Сенцов до сих пор сидит, что продолжаются суды над активистом Владимиром Балухом?

- Российские СМИ о деле Балуха ничего не говорят. И крымские тоже. "Грани.ру" или "Медиазона", которые пишут, не считаются – они закрыты на территории Крыма. Да они и не читаемы большим числом людей. Те, кого слушают и смотрят, молчат. О Сенцове проскакивала информация, потому что они не могли избежать появления столь резонансного события, включились в защиту представители культуры из РФ.

А так пишут, что задержали и судят крымских террористов. Ни имен, ни фамилий нет, как и информации при каких обстоятельствах происходило задержание.

- И что все молчат о том, что в Крыму никогда не было террористов, а тут вдруг появились, да еще и так много?

- Кому-то странно, а кому-то нет. Многие жили с этими "террористами" по соседству. Кто-то тренировал их детей. Вот взять хотя бы дело Абдуллаевых. Двух братьев Теймура и Узеира судят за участие в "террористической организации" "Хизб ут-Тахрир". Они были тренерами по тхеквондо, тренировали большое количество крымских детей, работали в школе, их все знают с положительной стороны. И тут вдруг их судят. Конечно, у людей возникает вопрос: как так может быть, что человек, который тренировал наших детей, вдруг оказался террористом? Задумываются. Но это единичные случаи. Да и о судах они знают по слухам, никто не читает интернет, не мониторит ситуацию.

- Крымских татар хотят выдавить из Крыма?

- Я бы так не говорил. Их воспитывают кнутом и пряником – кому-то часы, кому-то наручники. Есть же группа крымских татар, которая сотрудничает с "властью". Создают фейковые культурные центры, где они собираются на общие праздники дружбы народов, говорят, как все прекрасно теперь в Крыму. И потом подается во всех СМИ, что крымские татары всем довольны, что они говорят, как прекрасен российский Крым, что высказываются в поддержку Путина.

- Вы иногда оборачиваетесь по сторонам. Почему?

- Я? Ну не знаю. Привычка дурацкая. Наверное, появилась незаметно.

27 апреля 2017 года. Майдан Независимости

- Пограничники РФ пропускают Вас беспрепятственно?

- По-разному каждый раз. У них есть списки, которые то и дело меняются. Иногда моя фамилия оказывается в списке для дополнительного опроса. Это означает, что ты должен стоять в стороне и слушать указания главного фсбешника, который решает на "границе", пропускать тебя или вести на допрос.

- О чем спрашивают?

- Где был, откуда едешь, что везешь, с кем общаешься. Отвечаю, что ездил в гости к друзьям и родственникам. Они не могут изымать технику, досматривать, смотреть телефон.

- Как вам кажется, в чем причина событий, которые произошли в Крыму в феврале-марте 2014 года?

- Украина мало внимания уделяла Крыму, и не замечала, что Россия была излишне внимательна к нам. "Севастополь. Крым. Россия", - этот лозунг появился не в 2014 году, а гораздо раньше. У нас все фестивали проходили под российскими флагами с георгиевскими ленточками. Никогда в Крыму украинских флагов не было так много, как российских. Почва готовилась давно. Если во времена Геннадия Москаля (в 2006 году был Постоянным представителем президента Виктора Ющенко в АР Крым, - Авт.) это еще как-то пресекалось, то, когда пришла "Партия регионов", все началось с новой силой, и тогда власть либо не уделяла этому вопросу внимания, либо это были целенаправленные действия. Все же "регионалы" стали членами партии "Единая Россия", а КПУ превратилась в часть КПРФ.

Татьяна Катриченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять