От депортации до "подвала", или Опасная благотворительность на Донбассе

"Там" остались 3 млн людей, чье положение варьируется от плохого до катастрофического — те, кому плохо, помогают тем, кому совсем плохо.

Боевики ограничивают доступ гуманитарных миссий на Донбасс, арестовывают благотворителей и высылают представителей международных фондов.

"Арест" Якова

В конце ноября на оккупированной территории был арестован известный в Донецке благотворитель, в прошлом хирург Яков Рогалин. По сообщениям в российских СМИ, дом председателя благотворительного фонда "Доброта" взяли штурмом люди в масках, которые называют себя, "бойцами министерства госбезопасности" ДНР, разбивали стекла и выламывали двери. В результате мужчина был задержан как главный подозреваемый в деле об экономических преступлениях против ДНР. Боевики утверждают, что в доме Рогалина наличные средства не обнаружены, что свидетельствует о незаконном вывозе денег через линию разграничения.

Подобным новостям можно было не придать большого значения, если бы не одно "но": Рогалин в оккупированном Донецке до недавних пор был одним из немногих благотворителей, который даже в самые сложные времена помогал уязвимым категориям граждан. Когда самозваные "власти" выдворяли международные волонтерские организации, его фонд "Доброта" работал.

При этом надо сказать, что личность Рогалина довольно противоречива. Этот человек занимается благотворительностью давно — с 1998 года. В частности, поставлял в больницы медикаменты и питание для детей, оставленных родителями. После оккупации остался на неподконтрольной Украине территории. "Мы прекратили общаться с Яковом еще два года назад, когда стали подозревать, что он сотрудничал с "доктором Лизой", — сказала нам одна волонтерша, пожелавшая остаться неназванной.

Яков Рогалин и Елизавета Глинка

"Доктор Лиза" — это Елизавета Глинка, директор общественной организации "Справедливая помощь", которая регулярно ездит на подконтрольную боевикам территорию и вывозит украинских детей в Россию. Своих теплых отношений с этой женщиной Рогалин не скрывал — на его странице в соцсетях выложены несколько совместных фото.

При этом совсем недавно фонд Якова Рогалина вошел в украинский Национальный рейтинг благотворителей как лидер номинации "Деньги на благотворительность" 2015 года. По подсчетам организаторов рейтинга, Яков потратил на помощь людям до 10 миллионов гривен. А до того он был членом правления Украинского форума благотворителей. Об этом Рогалин тоже активно заявлял.

Яков Рогалин

"Яков принимал помощь от всех, кто ее предлагал", — говорит директор Украинского форума благотворителей Анна Гулевская-Черныш. — А ему ее оказывали и из Украины, и из России, а также Европы, США, Канады, Японии. Рогалин всегда был нейтрален. Его задача была помогать".

"У Якова Фридриховича я подрабатывал пресс-секретарем, когда учился на третьем курсе в 2000 году. Могу сказать, что речь не идет о случайном человеке в гуманитарной сфере Донецка. Этот человек имеет большой опыт, а его благотворительный фонд с большой историей", — говорит нам волонтер инициативной группы "Ответственные граждане" Евгений Шибалов.

"Мне кажется, что в обращении с такими организациями, которые в критическое время не прекратили свою работу и продолжают помогать людям, надо проявлять осторожность и деликатность. После того, как из Донецка депортировали нашу организацию, я не могу говорить о деталях задержания Якова Фридриховича. Но я надеюсь на то, что стороны конфликта поймут, какую важную роль для гражданского населения в этой ситуации играют гуманитарные благотворительные организации, и почему следует избегать прямого и резкого давления на них, — рассказывает нам Евгений, делая паузы и подбирая слова, говорит, что не хочет навредить Якову. — Фонд "Доброта" работал открыто, не скрывался, не уходил в подполье, продолжал свою довоенную деятельность в Донецке — осуществлял те же программы по помощи детям в приютах, старикам, инвалидам. Он активно занимался привлечением пожертвований, пытался расширить программы, что вполне логично в условиях военного конфликта и гуманитарной катастрофы, когда сфера его деятельности выросла".

Без разрешения на работу

Тем временем, по подсчетам Представительства ООН в Украине, на Донбассе более 3,8 миллионов людей нуждаются в гуманитарной помощи. Из них 2,6 миллиона относятся к категории наиболее уязвимых. Это те люди, которые находятся на неконтролируемых Украиной территориях.

Кто им помогает? До недавних пор в Донецке действовали всего несколько благотворительных организаций. Среди них фонд "Доброта" и "People in need". Как мы уже знаем, директора "Доброты" "арестовали". А вот сотрудников чешской благотворительной организации "People in need" выслали с территорий ОРДО. Их обвинили в выстраивании коррупционных схем с гуманитарной помощью, ведении провокационной пропагандисткой деятельности и лишили этой самой аккредитации.

"С первых дней конфликта мы оказываем помощь мирным жителям по обе стороны линии соприкосновения, соблюдая основные гуманитарные принципы, такие как нейтральность и беспристрастность, несмотря на все трудности и проблемы, связанные с такой работой, — говорит директор организации Шимон Панек. — Поэтому мы не понимаем действия де-факто властей, которые мешают нам доставлять помощь людям, которые остро нуждаются, особенно с наступлением зимы".

Надо сказать, что чешская организация активно помогала украинцам во время Майдана и после него. В России же с 2005 года она запрещена после активных действий по помощи пострадавшим в Чечне. Российские СМИ много раз называли организацию "русофобской", а в своих репортажах из Донецка недоумевали: как такая может работать в "молодой республике".

Елена (имя собеседницы изменено по ее просьбе) соглашается рассказать о ситуации с благотворительностью на оккупированной территории анонимно. "Понимаете, мы очень рискуем, мы и так работаем очень закрыто, — говорит она. — Та деятельность, которая была до войны, сейчас невозможна. Если мы засветим своих людей, то, я думаю, что все они окажутся "на подвале" (пыточная в здании бывшего облСБУ, занятом охранкой ДНР. — Ред.). Более того, так называемым государственным структурам, которые работают на той территории, запрещают помогать людям. Например, нельзя помочь ребенку, если его родители погибли — его отправляют в интернат. Не разрешают искать другие способы помощи. С чем это связано, не могу сказать, кроме как со вселенским злом и глупостью. Люди с той стороны противостоят любым контактам и с Украиной".

Волонтерско-партизанское движение

"Те, кто там остался, не может действовать открыто в своем стремлении помочь, — продолжает Елена. — Любая общественная деятельность пресечена оккупационным режимом. Помощь там идет, но абсолютно тайно от всех, из кармана в карман. Мы давно не передаем никакие грузы. Там за наши средства покупают медикаменты. Другого способа помочь нет. Только "партизанщина". Никаких контактов с теми "товарищами" быть не может — и не потому, что с ними противно разговаривать, с их стороны не принимается ничего. И никакого общественного движения, инициированного той стороной, нет. Там только Ленин, партия, комсомол. Реальной помощи никакой".

"Очень сложно работать благотворителям на оккупированных территориях", — подтверждает Анна Гулевская-Черныш и вспоминает "указ" ДНР о том, что любая волонтерская инициатива должна получать добро или лицензию в "органах ДНР". К слову, у "People in need" и "Доброты" она была.

"Если родственники, друзья видят, что их родные занимаются волонтерством либо помогают зарубежным организациям, они обязаны сообщить об этом компетентным органам, — говорит Анна. — С начала года начались массовые зачистки. Члены инициативной группы жителей Донбасса "Ответственные граждане" попали "на подвалы", и лишь чудом их удалось вытащить оттуда. Выехали и другие волонтеры. Потому что оставаться там даже тем, кто занимает нейтральную позицию, сегодня уже нельзя".

Интересно, что сегодня ряд международных миссий также пытается получить аккредитацию на работу в ОРДЛО, в том числе "Save the Children", но пока безрезультатно. Из Украины помощь на оккупированных территориях принимается из рук фонда Рината Ахметова. Кроме того, ограниченно, но действует там Международный Красный Крест.

Одной из тех организаций, которая не стала проходить процедуру аккредитации, была уже упомянутая "Ответственные граждане". Ребята очень скоро были депортированы из Донецка.

"Из всех претензий, которые нам выдвинули, была та, что мы игнорировали законодательство самопровозглашенной "республики", регулирующее деятельность гуманитарных организаций. Но наша организация сознательно воздерживалась от аккредитации — мы же все граждане Украины, и боялись, что можем оказаться вне закона в украинском правовом поле, — продолжает Евгений Шибалов. — И пока мы пытались найти какое-то решение, консультировались с юристами, решение приняли за нас. Первой была задержана одна из основательниц нашей организации Марина Черенкова. Мы пытались добиться встречи с ней и ответа на вопрос, в чем ее обвиняют. В итоге мы добились встречи с представителями силовых ведомств ДНР, но она закончилась тем, что нас под конвоем вывезли на нулевой блокпост с запретом обратного въезда. Марину освободили, но чуть позже. По такой схеме депортировали и представителей иностранных миссий. Только им давали 24 часа на сборы, а нам 15 минут. Нас предупредили, что если мы пересечем линию разграничения — можно ожидать два или три года тюрьмы".

Получается, что любая благотворительная организация на оккупированной территории воспринимается как враждебная. Все их действия называют провокацией, и воспринимают как шпионов и агентов, которые собираются разрушить "молодую республику". "Благотворитель по-республикански" должен быть солидарен с террористами, разделять их идеологию. Просто так помогать и наблюдать со стороны уже никакой возможности нет.

После того, как "Ответственные граждане" покинули Донецк и стали помогать в прифронтовых зонах, им еще несколько месяцев звонили люди с оккупированных территорий и спрашивали, когда организация возобновит свою деятельность. "Конкретно за теми видами помощи, которые предоставляли мы, им больше не к кому было обратиться, — говорит Евгений. — Потому что мы завозили медикаменты по индивидуальным заявкам хронически больным людям — частным образом покупали на подконтрольной Украине территории и завозили сюда. Что касается обеспечения продуктовыми наборами, то это давно уже не острая проблема. Продукты, в том числе гуманитарные бесплатные наборы, там есть. Каждую зиму там большая проблема со средствами гигиены, потому что в тех районах, которые пострадали от боевых действий, живут в антисанитарных условиях. "People in need" как раз осуществляла при поддержке ООН большую программу в обновлении разрушенного жилья. Сейчас она, видимо, приостановлена".

Авдеевка. Лекарства нуждающимся от

Сегодня по ту строну разграничения волонтеров почти нет. "Есть группы людей, похожие на нас в начале. Но их возможности невелики, — уверен Евгений Шибалов. — Экономическая ситуация тяжелая и людям труднее отрывать от себя какую-то часть и тратить ее на помощь своим землякам. А в связи с тем, что никаких экономических связей по средствам банков та территория не имеет, они даже не могут собирать пожертвования на этой стороне. И это точно делали только мы. По сути, там может быть только какая-то громадная взаимоподдержка внутри общины. Но ее возможности ограничены, потому что там остались три миллиона людей, чье положение варьируется от плохого до катастрофического — те, кому плохо, помогают тем, кому совсем плохо".

фото: Вконтакте "Ответственные граждане"

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять