На обмен – с паспортом гражданина РФ

Украина не спешит забрать тех, кто остался в руках оккупантов после большого обмена 27 декабря прошлого года.

Украинских пограничников, задержанных на границе Сумской области и РФ в октябре прошлого года, недавно перевели из московского "Лефортово" в СИЗО в Брянске. Начнется судебный процесс или состоится очередной этап обмена?

"Продолжается переговорный процесс по возвращению на Родину. Больше пока сказать не могу", - ответил журналистам представитель Госпогранслужбы Олег Слободян.

Не один раз приходилось слышать: Россия не борется за людей, поэтому так сложно идет на обмен в рамках вооруженного конфликта с Украиной. Она часто отказывается от своих граждан, если эти граждане не могут превратиться в улики против нее.

Можно предположить, что в данный момент на территории Украины в местах несвободы находится несколько десятков россиян, которые представляют для Кремля интерес. О большинстве из них ничего неизвестно, над остальными и Украина пытается провести тихие процессы.

В этом достаточно коротком списке, например, могут оказаться имена двух бывших украинских военных, которые перешли на службу в армию России после аннексии Крыма - Максима Одинцова и Александра Баранова. Украинский суд недавно вынес им приговоры. Адвокат крымчан Валентин Рыбин поспешил заявить, что обоих готовят для обмена. На кого – не уточнил.

В этом же списке может быть и фамилия россиянина Виктора Агеева. Тот сначала подтвердил принадлежность к регулярным войскам РФ, а потом отказался от своих слов. После чего СБУ и прокуратура не признали задержанного в Луганской области кадровым российским военнослужащим, а назвала лишь наемником "ЛНР". Наверное, так легче в случае необходимости передать Агеева для обмена. И к нему его явно готовят. Об этом говорит его адвокат Виктор Чевгуз. "Он будет помилован указом президента. Это однозначно", - сказал тот и уточнил, что не раньше середины марта.

Читайте также: Освобожденная из плена Галина Гаевая: Я была шпионом враждебного иностранного государства, работая на ВСУ

Вернуть домой важно для РФ еще двух граждан - Владимира Кузнецова и Аскара Кулуба. Этих сотрудников ФСБ задержали прошлым летом в Херсонской области. В самом ФСБ подтвердили, что оба - их сотрудники. Ныне Кузнецов и Кулуб находятся в Херсонском СИЗО, а городской суд рассматривает лишь вопрос продления меры пресечения.

Спецпредставитель СБУ на переговорах в Минске говорит еще о 18 гражданах РФ, имена которых в последней момент исключили из списков на обмен 27 декабря. Разумеется, полного перечня имен нет. Но по данным украинских адвокатов некоторых из них, ожидалось, что боевикам передадут более 14 человек. Среди них фигурант событий 2 мая в Одессе Евгений Мефедов и Ольга Ковалис, обвиняемая в создании террористической организации.

Очевидно, как и подконтрольные РФ террористы, так и сама Россия, сейчас заинтересованы в людях с российскими паспортами. Но кого из них поменяют и поменяют ли вообще на сумских пограничников Богдана Марцони и Игоря Дзюбака, не понятно. Как и не ясно, кого решат взять для обмена на украинских военнослужащих.

Забрать тех, кто остался в руках оккупантов после большого обмена 27 декабря прошлого года обещал главнокомандующий - президент Петр Порошенко.

"Хочу заявить, и я уверен, что ребята, которые сейчас на оккупированной территории, это услышат. Мы будем с тройной энергией работать над вашим освобождением. И будем делать все, чтобы это произошло как можно скорее", - сказал Петр Порошенко в конце декабря.

В первую очередь, он имел в виду двух спецназовцев из Кропивницкого – Сергея Глондаря и Александра Коренькова, танкиста из Белой Церкви Богдана Пантюшенко. Все трое находятся в руках боевиков более трех лет!

Родственники пленных поверили и стали ждать родных дома уже до конца зимы.

Пока домой вернулся только старший солдат 92-й бригады Роман Савков, попавшего в плен в 2017 году. Его обменяли на Надежду Козлову. Последнюю обвиняли в смерти двух нацгвардейцев. Они погибли в результате взрыва гранаты, которая находилась у Козловой.

Почему Романа обменяли спустя месяц после большого возвращения, очевидно – у бойца в плену развился сахарный диабет, и его посадили на инсулин. Об этом украинская сторона узнала только после 27 декабря, когда ребята, находившиеся с ним рядом в колонии, и президенту, и его уполномоченной Ирине Геращенко несколько раз рассказали, как парень теряет сознание, и что долго там не протянет. Об этом узнали и представители дипкорпуса в Украине.

Но этот обмен очень важен в смысле понимания того, что работа может быть результативной, если ее вести. То есть при желании можно найти ключи от тюрьмы даже в Кремле. Как это уже случалось в сентябре 2016 года при обмене Героя Украины Владимира Жемчугова, потерявшего руки до локтей, и Юрия Супруна, бывшего сотрудника СБУ, над освобождением которого активно работали сослуживцы.

Вопрос: как подобные освобождения происходят? Вариант первый: Украина может и делает все возможное для освобождения, когда есть высокая мотивация. В случае с Жемчуговым и Савковым – это крайне тяжелое состояние здоровья, с Супруном – реальные и крепкие связи на верхах. Вариант второй, не исключающий связи с первым: Украина обращается к международным партнерам, например, представителям "нормандского формата", и уже они ведут переговоры об освобождении. Подобным примером можно отчасти назвать декабрьское освобождение, свидетельницей которого стала посол Франции в Украине Изабель Дюмон.

Читайте также: Военнопленный Николай Герасименко: "В колонии меня прятали в одиночке, перестал даже разговаривать"

Если это так, то тогда почему Украина не пользуется этими вариантами для освобождения всех остальных на регулярной основе? Наверное, потому что они могут подождать – месяцы или даже годы? Дождаться удобного случая для получения политических дивидендов? То Путин накануне своих выборов хочет к своему имиджу добавить легкого впечатления миротворца, то Медведчук думает, как бы ему удачнее ворваться в украинскую политику, то Порошенко ищет момент, чтобы улучшить свой имидж.

Террористы же все последние два месяца колеблются, как и предыдущее полтора года – то в своих заявлениях готовят обмен, то кричат о блокировании процесса из Киева. Они явно затягивают процесс. Вот и в начале этой недели "ответственная" за обмен в "ЛНР" Ольга Кобцева сказала: второй этап обмена пленными задерживается "из-за систематического отсутствия представителей украинской стороны на заседаниях гуманитарной подгруппы Трехсторонней контактной группы в Минске".

То, что никаких результативных переговоров об освобождении в Минске не происходит, доказывает упомянутый обмен 27 декабря, о котором Медведчук договорился с Путиным в подмосковном монастыре. Поэтому все разговоры о минских встречах – лишь повод отсрочить процесс или, скорее, ширма, за которой скрывается нежелание проводить переговоры.

Хочется напомнить, что никому не надо придумывать общую схему освобождения людей, захваченных в результате военного конфликта. Если у страны своими силами не получается вернуть домой человека, то она ищет эффективного независимого переговорщика, который и ведет переговоры, пользуясь и международной помощью, и возможностью давления со стороны иностранных партнеров, и главное – безоговорочной поддержкой государства. И никакой политики, лишь дело гуманитарной важности! И тогда и паспорт гражданина РФ не был бы решающей составляющей.

Пока же мы находимся в другой реальности. И как бы это грязно не звучало – только на россиян мы можем обменять пленных и заложников. Для этого вовсе не надо ждать пока за поребриком наконец-то поймут, кого хотят забрать из Украины, а самим проявлять инициативу и предлагать кандидатуры. Тогда, возможно, процесс не затянется на года.

Татьяна Катриченко, журналист для "Главреду"

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять